Сен 20

ПМР Часто и притом совершенно справедливо говорят о феномене Приднестровья, исторической специфике края, уникальном опыте строительства гражданского общества. Наш путь, и правда, во многом отличается от того, каким идут соседи. К примеру, приднестровцам удалось избежать раскола общества по национальному и политическому признакам, не допустить (даже в 90-х) отхода от базовых ценностей, пересмотра геополитического вектора… А всё потому, что изначально «Мы пошли путем самым демократическим, выявив волю граждан посредством проведения всенародного голосования. Причем, в отличие от Молдовы, руководство страны не боялось обратиться к народу…» – отмечал в книге «Жить на нашей земле» первый Президент ПМР Игорь Смирнов.

12 лет назад, 17 сентября, в Приднестровье прошел референдум по вопросу взаимоотношений с Российской Федерацией и Республикой Молдова, подтвердивший правоту выбранного курса, воплотивший исторические чаяния, явившийся значимой вехой в деле укрепления демократических основ нашего государства.

Референдумы по вопросу самоуправления края начали проводиться в Приднестровье с конца 1989 года. Так, впервые на территории СССР было реализовано одно из важнейших положений Конституции, декларирующее непосредственное участие граждан в решении важнейших вопросов. Плебисцит неоднократно проводился и в последующие два десятилетия. Достаточно вспомнить референдумы по вопросу о сохранении СССР (17 марта 1991 г.), о независимости ПМР (1 декабря 1991 г.), по вопросу вывода 14-й российской армии (26 марта 1995 г.), по вопросам принятия новой Конституции и вступления в Содружество Независимых Государств (24 декабря 1995 г.).

Однако подлинно демократическое строительство не смогло убедить руководство соседней Молдовы в том, что приднестровцы имеют законное право на свободный выбор, самоопределение. Политика силового давления стала узнаваемым почерком бывшего республиканского центра. Даже после того, как бесперспективность подобного курса продемонстрировала вооруженная агрессия против молодого государства, официальный Кишинев не поменял тактику. Горячая фаза просто сменилась политикой санкций, информационного и экономического воздействия, откровенно провокационных действий. Правительством РМ систематически оспаривался сам принцип ведения равноправного политического диалога, бесцеремонно нарушались ранее достигнутые договоренности.

Верхом правового нигилизма стала блокада Приднестровья в 2006 году, начатая в нарушение Московского Меморандума 1997 года, зафиксировавшего право Приднестровья на самостоятельное ведение внешнеэкономической деятельности. Особый драматизм ситуации заключался в том, что Украина (страна – гарант переговорного процесса), перекрыв границу, превратилась в силу, вставшую на сторону одного из участников переговоров – Республики Молдова. 3 марта 2006 года руководство Украины присоединилось к новым таможенным правилам, касающимся транзита товаров через приднестровско-украинскую границу. Отныне через границу пропускались только те грузы, которые имели таможенные сертификаты РМ. Фактически же речь шла о полной экономической блокаде ПМР. Для ориентированной на экспорт экономики нашего государства это был тяжелый удар.

Очередной виток политики санкций поставил приднестровских промышленников и рядовых граждан на грань выживания. Останавливались бюджетообразующие предприятия. Сумма потерь хозяйствующих субъектов ПМР только за 2006 год составила 318 млн долларов. Назревала гуманитарная катастрофа, за которой, по мысли инициаторов блокады, должен был последовать социальный взрыв, «смена власти».

При этом политиков, взявших курс на ликвидацию приднестровской государственности, совершенно не смущало то обстоятельство, что в первую очередь от санкций должны были пострадать простые люди – молдаване, русские, украинцы (в Приднестровье тогда проживало около 67 тыс. украинцев и ещё больше молдаван). Однако расчет на гражданское противостояние в Приднестровье не оправдался. Вместо того, чтобы помочь «ликвидировать ПМР», жители республики сплотились перед лицом общей угрозы, активно включившись в массовые акции протеста. В Тирасполе прошел многотысячный митинг.

Для жителей республики становилось совершенно очевидно, что только Россия является единственной влиятельной силой, способной спасти приднестровцев от гуманитарного кризиса.

10 марта официальный представитель МИД РФ Михаил Камынин сообщил, что посетившая Приднестровье российская межведомственная группа убедилась в возможности гуманитарной катастрофы уже в ближайшее время. Госдума также выразила серьезную озабоченность «в связи с усилением напряженности и обострением ситуации вокруг Приднестровья».

В очередной раз столкнувшись с откровенно враждебным отношением Кишинева, приднестровцы решают внести окончательную ясность в дело государственной ориентации. Причем надлежало не только определить «формулу мирного сосуществования с Молдовой», но и выстроить общепризнанный вектор взаимодействия с Россией.

31 марта в Тирасполе прошел VI съезд депутатов всех уровней ПМР, в работе которого приняли участие 660 делегатов. Участники съезда высказались за проведение референдума, способного подтвердить «истинную волю и стремление к обеспечению реализации прав народа в соответствии с общепризнанными международными нормами». В принятой по итогам съезда Декларации выражалась полная поддержка действий руководства ПМР по защите законных прав и интересов граждан; благодарность Российской Федерации, на деле подтвердившей высокий статус страны-гаранта.

По словам первого Президента ПМР Игоря Смирнова, «в выступлении каждого депутата чувствовались боль и глубокая заинтересованность, понимание, поиск путей выхода из создавшегося социально-экономического положения ввиду политических игр как Молдовы, так и Украины».

Надежды приднестровцев на Россию были подкреплены всем историческим опытом. И действительно, уже в конце марта в Приднестровье поступили первые гуманитарные грузы. 25 марта колонна из 23 грузовиков от партии «Единая Россия», Правительства Москвы и Московской области остановилась на площади им. А.В. Суворова. Для жителей республики их прибытие стало настоящим праздником. Как сообщало ИА «Ольвия-пресс», «на площади собрались все общественные организации Приднестровья, студенты и школьники, трудовые коллективы, пенсионеры, тысячи тираспольчан, бендерчан и жителей окрестных сел… Колонну МЧС встречали, как российских миротворцев в 1992 году, когда закончилась кровопролитная, жестокая война…».

Безусловным прорывом стало подписание 23 мая 2006 года в Москве Протокола о сотрудничестве между Россией и Приднестровьем. «Этот документ как бы установил общие правила взаимодействия, а конкретизировать его предстояло заключением соглашений с министерствами и ведомствами РФ», – отмечает Игорь Николаевич в книге «Вместе с Россией».

17 сентября 2006 года в Приднестровье прошел референдум, выявивший подлинное отношение граждан к происходящим событиям. На него были вынесены два вопроса:

Поддерживаете ли Вы курс на независимость ПМР и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации?
Считаете ли Вы возможным отказ от независимости ПМР с последующим вхождением в состав Республики Молдова?

В голосовании на 262 участках приняли участие 78,6% избирателей, из которых 97,2% одобрили курс на независимость и дальнейшее сближение с Россией. Характерно, что всего только 3,3% участвовавших в референдуме посчитали «возможным» вхождение Приднестровья в состав Молдовы.

Активность избирателей оказалась рекордно высокой. В четырёх регионах республики – Каменке, Григориополе, Слободзее и Бендерах – явка превысила 80%. Вплотную к ней приблизился Тирасполь (избирательная активность в столице составила 79,85 %).

По словам председателя Центризбиркома Петра Денисенко, серьёзных нарушений в ходе референдума зафиксировано не было. Таков был «свободный выбор свободного народа», сделанный в присутствии экспертов и международных наблюдателей без всякого политического нажима.

В референдуме приняли участие 174 международных наблюдателя. Наиболее многочисленные мониторинговые группы прибыли из Молдовы, России и Украины. Работали официальные делегации из Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха, наблюдатели от международных организаций.

Позиция приднестровцев была совершенно неоспорима. 6 октября 2006 Госдума РФ приняла постановление о признании приднестровского референдума о независимости легитимным. Госдума призвала мировое сообщество учесть итоги референдума «ради обеспечения прав человека, мира и безопасности в данном регионе и справедливого разрешения приднестровского конфликта». Постановление было принято единогласно всеми 419 депутатами, присутствовавшими на заседании.

Продолжая курс, одобренный приднестровцами на референдуме, Президентом ПМР была создана специальная комиссия по гармонизации. Предстояло «максимально гармонизировать приднестровское законодательство с российским», осуществив возможное сближение во всех сферах государственной жизни, обеспечить эффективное взаимодействие госструктур.

Представители молдавских властей, а также руководство США, Европейского союза, Совета Европы, Румынии, Украины и ОБСЕ заранее заявляли, что не признают референдум легитимным. Так, в очередной раз в истории было продемонстрировано попрание демократических основ в отношении приднестровцев. Показательно, что ни одного наблюдателя от ОБСЕ на всенародном голосовании в ПМР 17 сентября просто не было.

Право народа на самоопределение никто в мире не может игнорировать, никто не может его отнять. Пусть даже далеко не всегда наиболее влиятельные политические игроки оказываются благосклонными к тем, кто таким правом воспользовался. Потому, обладая всеми необходимыми основаниями для международного признания, приднестровцам приходится отстаивать возможность развиваться самостоятельно.

Впрочем, напрасно надеются наши оппоненты: жители республики никогда не примут таких политических моделей, которые разрабатываются помимо воли приднестровцев, не согласятся на такой формат, при котором одна из сторон диктаторски утверждает свою волю.

Как отмечает глава государства Вадим Красносельский, «ПМР – современное демократическое государство, в котором главной ценностью являются люди, а первостепенной задачей – соблюдение их прав… Наше достояние – мир. Наша заслуга – самодостаточность. Наша цель – признание республики. И, настанет час, мы его добьемся. Главное – не допускать разобщенности внутри самого общества».

Неизменно отношение приднестровцев к России. Свой выбор мы сделали умом и сердцем. Именно РФ является доминирующим стратегическим партнером ПМР, с ней край связан исторически и культурно. В вопросах же обеспечения региональной безопасности Россия несла и несет основную нагрузку по поддержанию мира, выступает гарантом переговорного процесса.

Михаил Фернет

теги: , , , ,

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Закладки Yandex

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей