мая 12

Кишинёв В солнечной Молдове день ото дня становится все жарче: лето на носу, а 20 мая Кишинев еще и выбирает своего примара. Этот месяц раскалит весь год, потому что осенью истекает мандат молдавского парламента. А это значит, что впереди – кровопролитная предвыборная борьба основных партийных конкурентов – главы нынешнего парламента Влада Плахотнюка и его Демократической партии Молдовы с ПРСМ во главе с президентом Игорем Додоном. Страна через несколько месяцев должна будет сделать судьбоносный выбор между прозападным направлением демократа-премьера и пророссийским вектором социалиста-президента...

Но сначала – столица. А потом – страна, по крайней мере, так выстраивается хронологически. Хотя, заметим, Додон предлагал объединить парламентские выборы с местными, причем исключительно с точки зрения экономии средств. А в нашей небогатой стране это не последний аргумент. К слову, лекарство от бедности Молдова ищет все постсоветское время – например, через унию с Румынией, или напрямую «отдаваясь» США, тем более, что в лице маленькой республики НАТО уже обрело уютный плацдарм. Как шутят политологи, неважно, войдет ли Молдова официально в НАТО, поскольку НАТО уже вошло в нее.

Но вернемся к роли примара Кишинева. Мэр столицы в любой стране – это политик национального уровня. Мэры Берлина (Вилли Брандт), Парижа (Жак Ширак), Варшавы (Лех Качинский), Бухареста (Траян Бэсеску) становились президентами своих стран. Мэры Москвы (Юрий Лужков, Сергей Собянин) были и есть политиками федерального уровня. Мэр Нью-Йорка Рудольфо Джулиани стал сегодня адвокатом и советником президента Дональда Трампа.

Поэтому не стоит и говорить о том, что примар Кишинева должен быть просто хозяйственником. Выборы мэра столицы Молдовы станут генеральной репетицией парламентских выборов, фактически – референдумом доверия к основным политическим силам и персонам.

Известный политический аналитик Виктор Чобану, рассказывая о выборах столичного примара, назвал трех реальных кандидатов. Это кандидат от правящей партии Плахотнюка Сильвия Раду, которая, по словам аналитика, открыто использует административный ресурс и позиционирует себя как чистый хозяйственник. Она будет убеждать избирателя в том, что мэр вне политики. Но см. выше – выборы это всегда политика.

Второй кандидат от трех политических сил сразу - ППДП, ПДС (Действие и Солидарность) и ЛДПМ (Либерально-демократическая партия Молдовы) – Андрей Нэстасе – является, по мнению Чобану, настоящим проевропейским кандидатом. Не зря его выдвигают одновременно Платформа Достоинства и правды (ППДП), которая буквально два месяца назад подписала соглашение с Румынией, а также молодые демократы из ПДС и либералы.

За кандидатом от ПСРМ Ионом Чебаном стоит серьезная партия нынешнего президента, ее ресурсы можно смело сравнивать с ДПМ. Президент Игорь Додон не скрывает, что конечная цель ПСРМ – победа на будущих парламентских выборах. Кроме того, на Чебана играет «эффект столицы»: чем образованнее, подкованнее избиратель, тем меньше он подвержен манипуляциям. Если в регионах контроль власти (читай – партии ДПМ) тотальный, то в столице все «схватить» гораздо труднее.
О сопротивлении Кишинева пишут СМИ, начиная с прошлого года. Главный лозунг выборов в столице – «зона, свободная от Плахотнюка». Если город проголосует против демократов и пойдет влево за социалистом, это будет сильный удар по действующей власти. Кишинев реально может выйти из «зоны» и двинуться совсем в другую сторону. А столичный градоначальник, ориентированный на Восток, фактически прокладывает вектор для парламентских выборов, на которых, безусловно, ожидается борьба «плахотнюковских» и «додоновских» сил.

Андрея Нэстасе в апреле официально поддержала лидер ПДС Майя Санду, одна из скандальных персон молдавской политики. Санду претендует на роль независимой патриотки, между тем ее имя связано с крупнейшим коррупционным скандалом в Молдове – «кражей золотого миллиарда» по классической схеме, когда на бесцельные госзакупки были потрачены, а фактически – украдены, миллиарды лей. В бытность министром просвещения Санду прославилась сомнительными, но громкими реформами. По ее указанию в школах установили видеокамеры на выпускных экзаменах. Дешево и сердито: борьба со взятками налицо, многие недовольны, многие в восторге, но, в конце концов, популярность и антипопулярность политика в сухом остатке равны другу другу.

К слову, Майю вообще любят американцы, Санду – чистый продукт «соросовской лаборатории». Молодая женщина, которая борется с коррупцией, противостоит системе и двигает реформы, сразу же попадает в список «правильных политиков». Именно на таких США делают ставки, особенно в маленьких постсоветских странах. Некоторые неполиткорректные СМИ метко называли Санду «скучной авантюристкой».

В свое время у Санду были даже президентские амбиции, и Плахотнюк произнес на ее счет сакрментальную фразу: «Может быть, она не будет хорошим президентом, но я не думаю, что она начнет уничтожать страну». То есть, если Майя не строит, то, по крайней мере, не разрушает. Такая «высокая» оценка менеджерских способностей Санду вызвала в политических и медиа-кругах реакцию: она – человек Плахотнюка! Даже Игорь Додон еще до своего избрания на пост президента Молдовы, склонялся к такому мнению.

Однако Майя Санду с возмущением отвергает свою связь с олигархом Плахотнюком, обвиняя его в коррупции и узурпации власти. Она презрительно оценивает шансы администратора Сильвии Ранду и социалиста Иона Чебану на пост примара Кишинева, возлагая свои надежды на Нэстасе.

С ним Майя также прожила бурные романы и расставания. Санду довела их отношения до того, что в 2016 году Нэстасе обещал ей «драку», а его соратники по партии регулярно напоминали в СМИ ее участие в краже «золотого миллиарда».

В общем, аналитики склоняются к тому, что такие дамы, как Санду, и такие джентльмены, как Плахотнюк, не выпустят Кишинев из когтей просто так. Они найдут способ действовать через «прокси» – своих кандидатов, с которыми внешне, возможно, и не в лучших отношениях. Есть даже подозрения, что Плахотнюк делает срытую ставку на левого кандидата в примары, именно поэтому Ион Чебан имеет неплохие шансы. Но, возможно, эта утка распространяется именно для того, чтобы разрушить идею «анти-плахотнюковской» зоны в столице. Это известный ход для очернения кандидата, особенно левого толка – показать его тайную связь с олигархом.

В любом случае избирателю нужно держать ухо востро. Борьба с преступностью и коррупцией, удобство муниципальной власти, инфраструктура и транспорт – все это не местные проблемы, а политика. А везде, где присутствует Влад Плахотнюк и Майя Санду, в политике наблюдается четкий западный крен, мало пригодный для и без того неустойчивой республики. В интервью американской газете Плахотнюк заявил еще в прошлом году: «Молдове нужна помощь Запада против агрессивной России». Что может быть откровеннее, чем такое политическое заявление? Так что, начиная с гонки в Кишиневе, эксперты уверены, что разыгрывание пророссийской и антироссийской карт станут отличительными чертами внутриполитической борьбы в Молдавии в выборном году.

Екатерина Бородина

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Закладки Yandex

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей