Loading...
Фев 17

Россия в Молдове

Как и многие вещи в Молдове, связанные с большими деньгами, история с российской кредитной линией тоже постепенно обрастает кучей подтекстов, противоречивых данных и откровенных спекуляций, где даже заявления первых лиц страны – не всегда «правда в последней инстанции». Еще в 2019 году Игорь Додон порадовал многих новостью о том, что Россия готова выделить нашей стране заем аж на полмиллиарда долларов. Чуть позже глава кабмина Ион Кику, который обсуждал этот вопрос с тогдашним российским премьером Дмитрием Медведевым, поправил, что речь идет лишь о «намерениях», а не о состоявшемся факте.

А вот в следующие месяцы молдавское медиапространство захлестнул целый поток противоречивой информации, разобраться в котором было крайне непросто. Сначала президент заявлял о выделении денег как решенном деле, и, по его словам, они должны были поступить уже в конце января. Затем члены кабмина стали утверждать, что переговоры еще ведутся, а изначальная сумма начала опускаться к более низким отметкам: сначала к 300 млн, а сейчас речь идет уже вообще только о 200 млн, причем непонятно, то ли это первый транш, то ли весь кредит. Уже несколько раз Додон говорил о «завершающихся переговорах» с Москвой и вообще планировал ратифицировать договор о кредите в начале парламентской сессии в феврале. Но средства до сих пор не пришли, а даты их получения, которые озвучивают молдавские власти, постоянно передвигаются.

Такой разброс цифр и сроков в принципе не очень к лицу вроде бы «технократическому» правительству. Куда разумнее было бы дождаться финала переговоров и сообщить о них уже по факту. Но, как известно, в год выборов электоральная логика, так или иначе, превалирует над любой другой – и политической, и экономической, а в молдавских реалиях зачастую и над логикой в принципе. Кроме того, Кишиневу не впервой «бежать впереди паровоза». Так было и со скидками на газ, о которых президент победно заявлял еще в разгар переговоров – и Москве приходилось порой даже «одергивать» молдавского лидера. Аналогично и с утилизацией боеприпасов, которая, по словам Додона, должна была начаться чуть ли еще не в прошлом году.

Вместо дружественных шагов – давление

Стоит обратить внимание на то, что когда сюжет с кредитом только появился, российский в то время еще вице-премьер Дмитрий Козак четко говорил о необходимости «детального предложения» Кишинева по условиям и гарантиям возврата средств. То есть было сразу понятно, что просто так Москва денег не даст, и предстоит серьезная техническая работа с подготовкой всех нужных обоснований, что явно не дело одного месяца. Провело ли ее молдавское правительство – большой вопрос. Со своей стороны Россия предпочитает лишний раз не подсвечивать эту тему в СМИ, и все что у нас есть – недавнее заявление замглавы российского МИД Андрея Руденко о том, что вопрос с кредитом «решается».

Помимо выполнения всей подготовительной работы Москва наверняка хочет увидеть от Кишинева и некоторые дружественные шаги в разных областях. На это тонко намекнул российский посол в РМ Олег Васнецов, напомнив в интервью молдавскому Sputnik о наличии «серьезного багажа проблем» вроде неясного статуса русского языка и «дискриминационного» положения российских СМИ. Впрочем, руководство страны, в последнее время явно не привыкшее к отказам в Москве, предпочитает действовать иным путем и даже идет на определенный шантаж. Например, заигрывает с Минском, говоря о привлечении белорусских инвестиций и компаний в строительство инфраструктуры. Символичность подобного маневра несложно понять — ведь прямо сейчас между Россией и Беларусью идет «ресурсная война», а Минск начал заметный дрейф на Запад. Кроме того, недавно появилась информация о некоем стомиллионном венгерском кредите.

Помимо демонстрации наличия якобы альтернативных вариантов получения денег, Кишинев принялся демонстрировать свое недовольство задержкой кредита и другими методами – куда более чувствительными для Москвы. С этим может быть связана обострившаяся ситуация в молдо-приднестровском урегулировании. Многим казалось, что с учетом нахождения у власти «пророссийского» президента можно ожидать прорыва в диалоге Кишинева и Тирасполя – как минимум, решения всех нынешних противоречий, а как максимум – старта политических переговоров. В реальности же отношения между двумя берегами в минимальной за последние несколько лет точке: существующие проблемы не решаются, и даже возникают локальные конфликты. Причем Кишинев дает понять, что недавняя «транспортная война» может стать лишь затравкой перед более острыми и затяжными конфликтами в других областях.

Помимо ухудшения ситуации на приднестровском направлении Кишинев возобновил давление на военное присутствие РФ в стране, пока информационное. Так, за скандалом о роли 14-й армии в конфликте на Днестре как-то потерялись новые призывы к выводу российских войск и необходимости трансформации миротворческой операции в гражданскую миссию еще до окончания переговоров об урегулировании приднестровского вопроса.

Опасная тактика Кишинева

В начале февраля министр финансов Сергей Пушкуца заявил, что если Москва не предоставит «хорошие условия» кредитной линии, то Кишинев откажется от этих средств. Конечно, это лукавство. Российские деньги – по сути, краеугольный камень в предвыборной стратегии Игоря Додона, где масштабное строительство занимает ключевое место. И нужны они уже прямо сейчас, поскольку старт реализации той же новой вариации «Хороших дорог» запланирован на весну, и времени, таким образом, остается всего ничего.

Более того Кишиневу этот кредит нужен на максимально благоприятных условиях, которые бы соответствовали или даже были бы лучше, чем те, что предоставляют западные доноры. Это дало бы серьезный козырь против любой критики оппозиции и позволило бы смягчить урон от фактической заморозки традиционных источников кредитной помощи.

Совокупность всех этих факторов заставляет молдавские власти переходить от информационного давления на Москву к действиям более практического характера в надежде хоть как-то ускорить процесс. Понятно, что руководство РМ торопят и собственные заявления прошлых месяцев о том, что деньги уже практически в молдавском бюджете. Но в нынешней ситуации, как представляется, тактика давления не очень мудра, тем более, когда есть пример Минска, с которым в Кремле не побоялись действовать жестко. А это как-никак ближайший российский союзник и партнер – что уж говорить о евроинтегрирующейся Молдове, с которой в случае надобности церемониться точно не будут.

Владимир Ротарь

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей