Loading...
Окт 15

Ситуация по Приднестровью

На минувшей неделе после паузы почти в два года в Братиславе прошел новый раунд переговоров по молдо-приднестровскому урегулированию в так называемом формате «5+2», с участием Кишинева и Тирасполя, а также ОБСЕ, России, Украины и ЕС с США.

Очередной встрече предшествовала активная информационная подготовка в молдавских медиа. «Подогретое» внимание к раунду переговоров показало, что в стане коалиции к приднестровскому вопросу относятся очень по-разному. Утечка в СМИ проекта международной декларации по Приднестровью, подготовленной молдавским переговорщиком Василием Шовой, еще более усугубила ситуацию. Скандальный документ запустил череду домыслов о скорой федерализации страны, за что ушедшие в оппозицию демократы яростно раскритиковали власть. Буря негодования также разразилась в блоке ACUM и лично у премьер-министра Майи Санду.

Казус с некой «теневой» декларацией Шовы стал наглядным индикатором того, что в отношении левобережья в коалиции социалистов и проевропейцев нет единого подхода. Впоследствии это прямым текстом подтвердила сама Санду, когда добавила, что для решения конфликта сейчас нет ни внешних, ни внутренних условий. Впрочем, с этим явно не согласен Игорь Додон, который упорно форсирует процесс урегулирования через своего экс-советника и нынешнего вице-премьера по реинтеграции. С учетом того, что административно Шова подчиняется именно премьеру, получается, что молдавский переговорщик убыл в Словакию с очень специфическим мандатом на ведение переговоров, буквально в статусе «слуги двух господ».

Итог мы знаем: после полутора дней дискуссий в столице Словакии стороны так и не согласовали итоговый протокол встречи, нарушив традицию предыдущих трех лет. На первый взгляд, всему виной большое количество проблем, накопившихся с последней встречи в Риме, а также политические изменения в Кишиневе. Кажется, что сторонам банально не хватило времени, чтобы обсудить все вопросы и определить механизмы их решения.

Примерно такую легенду озвучивал по итогам раунда глава миссии ОБСЕ в РМ Клаус Нойкирх. Правда, он впервые проводил итоговую пресс-конференцию сам, не позволив переговорщикам дать собственную оценку заседанию. Уже сейчас звучит мнение, что у Кишинева и Тирасполя были полярные оценки результатов раунда, и ОБСЕ попросту решило не выносить сор из избы. Публичные комментарии Василия Шовы и приднестровского переговорщика Виталия Игнатьева, по всей видимости, вывернули бы всю конфликтную изнанку состоявшихся переговоров.

Впервые с момента возобновления в Берлине в 2016 году процесс молдо-приднестровского урегулирования столкнулся с непреодолимыми противоречиями. Как известно, тогда в немецкой столице участники переговоров в формате «5+2» договорились ориентироваться на практические результаты в диалоге. Эта практика продолжилась в итоговых протоколах в Вене и Риме, где стороны брали на себя обязательства по решению осязаемых проблем в установленные сроки. Как показал опыт, это подтолкнуло Кишинев и Тирасполь к поиску компромиссов, в том числе и по многолетним «историческим» противоречиям.

Строго говоря, подобный подход международных партнеров больше соответствовал интересам Тирасполя, который с 2012 года продвигает идею тактики малых шагов – то есть решения неполитических вопросов социальной и гуманитарной сферы. В результате выпускники левобережного вуза получили возможность использовать свои дипломы по всему миру, а приднестровские автомобилисты были допущены к международному дорожному движению.

Кишинев, в свою очередь, также решил для себя несколько практических проблем, не особо форсируя непосредственно политическое урегулирование. Однако изменения в Молдове, произошедшие в июне этого года, привели к пересмотру прошлых подходов. В результате из уст Василия Шовы и Игоря Додона все чаще звучат призывы обсуждать политический статус Приднестровья.

Нельзя исключать, что в Словакии Молдова пошла наперекор устоявшейся в последние годы практике и нынешней «неполитической» переговорной повестке. Именно это и не позволило, как в прошлые годы, завершить раунд подписанным документом. В результате стороны не закрыли братиславское заседание и взяли время для проведения дополнительных консультаций.

Сложившееся положение дел является крайне тревожным сигналом для приднестровского урегулирования, где в последние годы наметились позитивные изменения. Худо-бедно, но Кишинев и Тирасполь продвигались вперед по социально-экономической повестке, и после ее исполнения должны были, наконец, начать договариваться о статусе левобережья.

Теперь же молдавские переговорщики рассчитывают перепрыгнуть сразу несколько ступеней, сразу добравшись до политического урегулирования. Их можно понять – новой власти хочется показать что-то принципиально отличное от подходов предшественников (и в частности Плахотнюка). Проблема в том, что в отсутствие консенсуса по Приднестровью даже внутри правящей молдавской коалиции любая такая попытка обречена на провал, что и подтвердил опыт братиславского заседания.

Не стоит забывать и про излюбленную тему Игоря Додона, который регулярно обращается к международным партнерам с просьбой поддержать его «большой пакет» в рамках урегулирования. Теперь перед Кишиневом после 10 октября стоит реальная дилемма: либо подписать протокол заседания «5+2» и согласиться на исполнение взятых предыдущим правительством обязательств, либо поставить под угрозу поддержку Молдовы со стороны Словацкого председательства в ОБСЕ из-за провала Братиславского раунда. Первое для многих в Кишиневе будет выглядеть уступкой Тирасполю, а второе грозит охлаждением отношений с европейскими партнерами. В очередной раз Кишиневу нужно делать выбор, а права на ошибку, видимо, не предполагается.

Дорин Мокану

Выбирайте туры в Абхазию 2016 с клубом "Восемь путешествий".

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей