Loading...
Авг 23

Немецкий солдат

Хайнц Кесслер – солдат нацистской Германии, который перешёл на нашу сторону в самом начале войны, чтобы «воевать за советскую Родину». Будучи приговорён к смерти судом Рейха и отсидев впоследствии в тюрьме ФРГ, он не изменил своим убеждениям. В 2017 году его портрет пронесли по Красной площади в числе участников «Бессмертного полка».

Сейчас даже сложно представить, как поразились красноармейцы в районе Бобруйска, когда 15 июля 1941 года через линию фронта к ним перебежал солдат вермахта. Немцы наступали, под оккупацией оказались Минск и Рига, нацисты вышли к Смоленску. И тут возле траншеи, где заняли оборону наши войска, появляется двадцатилетний парень в немецкой форме. Бросает винтовку, поднимает руки, и говорит заученную фразу – «Гитлер дурак, я люблю русских!». Представитель НКВД ему не поверил – да как такое может быть: в момент натиска на Москву и отступления Красной Армии фашист добровольно сдаётся в плен?! Немец всерьёз обиделся. На допросе он горячо доказывал, что мечтает бороться с нацизмом – «мои отец и мать коммунисты, в шесть лет меня приняли в пионеры, я ненавижу Гитлера!». Рядовой пулемётного расчёта 134-й пехотной дивизии вермахта Хайнц Кесслер не врал. В день нападения Третьего рейха на СССР он поклялся – ни за что не будет воевать с «советскими братьями», при удобной возможности сразу дезертирует.

«А если он шпион?»

Хайнц Кесслер родился 26 января 1920 года в нижнесилезском городке Лаубан (сейчас это Любань в Польше) и вырос в семье убеждённых коммунистов. Ещё в детстве он читал сочинения Ленина, Маркса, Энгельса, до крови дрался на улицах с мальчишками из гитлеровской организации «юнгфольк». После прихода Адольфа Гитлера к власти Компартия Германии была запрещена, многие её участники казнены и брошены в концлагеря. Хайнцу пришлось скрыть своё прошлое – он выучился на автослесаря, подрабатывал мелким ремонтом. 15 ноября 1940 года его призвали в армию, а через три недели после нападения Германии на СССР Хайнц перешёл (как заявлял он сам), «на сторону правды». Ему не верили ещё долго. И сотрудникам НКВД, и высшим офицерам Красной Армии было трудно осознать – неужели молодой человек искренен? Небось разведка фюрера подослала с тайным заданием! Массово немецкие перебежчики на фронте появились, лишь когда шестая армия Паулюса была взята в окружение под Сталинградом, а в первый месяц войны их было всего двое. При этом первый – ещё до фактического начала боевых действий: в 9 часов вечера 21 июня 1941 года, переплыв реку Буг (недалеко от Львова), советским пограничникам сдался ефрейтор вермахта Альфред Лисков, предупредивший – утром нацистская Германия нападёт на СССР. К сожалению, его словам не поверили… Такое же отношение поначалу было и к Кесслеру, хотя в Рейхе за «измену великому фюреру» Хайнца заочно приговорили к расстрелу.

«Дохнете от обморожений»

Упрямец Кесслер, однако, не расслаблялся. Находясь в Спасо-Заводском лагере для военнопленных немцев (Казахская ССР, рядом с Карагандой), он без конца слал письма в стиле «на деревню дедушке» («Москва, Кремль, Сталину»), настаивая – ему хочется воевать против Гитлера, сражаться за новую социалистическую Германию. Прочие пленные немцы ненавидели «изменника», но Хайнц не остался в одиночестве: к антифашисту примкнул пулемётчик Франц Гольд – тоже коммунист, в сентябре 1941 года перешедший к РККА у Великих Лук, сдав своё боевое оружие. Эта упорная парочка настолько удивила советское руководство, что в итоге было дано разрешение – отправить Кесслера и Гольда на пятимесячные курсы Антифашистской школы: там обучали пожелавших отвернуться от Гитлера бывших солдат вермахта, разъясняя опасность нацизма и преимущества социализма. В декабре 1942 года Кесслер выехал на фронт и обращался там по громкоговорителю к немецким частям, державшим оборону под Великими Луками – «Ребята, я немец и клянусь вам – русские хорошо обращаются с пленными. Задумайтесь – на чёрта вам сдался Гитлер, вы дохнете от обморожений в окопах, пока ваши офицеры пьют шампанское и едят лосося». Нацисты в бешенстве открывали огонь по «предателю», Кесслер требовал дать ему винтовку, и начинал стрелять в ответ. Мужик он был неробкий.

С 1943 года Хайнц Кесслер становится уже фронтовым уполномоченным «Национального комитета «Свободная Германия» (НКСГ): организацией, созданной в СССР из немецких военнопленных. Занимается активной агитацией под Брянском и имеет немалый успех со своими выступлениями: немцы на участке с его «шоу» охотнее сдавались в плен. Он говорил просто, обращаясь к рядовым «мои бедные заблудшие друзья», а офицеров Гитлера материл в три этажа. Его друг Франц Гольд также выступал с обращениями к вермахту под Великими Луками, и первым из немецких пленных, вынеся с поля боя раненого советского солдата, был представлен к награде – ордену Красной Звезды. Кесслер получил повышение – стал работать на радиостанции в Лунёво, поскольку считался отныне «пропагандистом-профи». Через несколько месяцев после капитуляции рейха Хайнц приехал в Берлин. Вступив в компартию Германии, антифашист выбрал военную карьеру – в 1950 году (в 30-летнем возрасте, и при этом в генеральском звании) он получил назначение на место руководителя управления воздушной полиции ГДР. Франц Гольд же в чине генерал-лейтенанта МГБ ГДР занимался охраной первых лиц государства: он умер в 1977 году, после выхода на пенсию. Кесслер позже сказал: «Сейчас я завидую своему другу, ведь он не увидел конца дела всей нашей жизни».

Орёл без свастики

Я общался с Хайнцем Кесслером в Берлине в 2009 году, когда тому исполнилось почти девяносто лет. В 1971 году генерал попал в аварию, и восемь месяцев лечился в госпитале от множества переломов: на ноги встал, но до конца так и не восстановился. Фактически, стал инвалидом. Тем не менее, он поразил меня своей бодростью и юмором. В короткой беседе Хайнц перешёл на русский язык и с гордостью сообщил, что награждён советскими орденами – Великой Отечественной войны I степени и Красной Звезды.

«Сложно было на фронте, агитировать против своих?» - ляпнул я, не подумав.

Кесслер изменился в лице.

«Они мне не свои, сынок. Кто с Гитлером – псих, сволочь. Я воевал за нашу советскую Родину… (тут его лицо осветила улыбка). И честно скажу – я совсем русский парень!», - отрезал он.

Престарелый, искалеченный человек после падения Берлинской стены и объединения двух Германий отсидел 6 лет в тюрьме ФРГ. Его приговорили к заключению в 1993 году – якобы Кесслер отдавал приказы пограничникам убивать беглецов, прорывающихся в Западный Берлин. Генерал вины не признал, заявив — он велел останавливать нарушителей границы, о расстреле речи не было.

«Вот забавно, при Гитлере я в тюрьму не попал, а при демократической власти – сразу на нары. Прекрасная вещь ваша демократия: вся разница, что орёл без свастики», - вздыхал Кесслер.

Он не устраивал всех

В 1985-1989 годы, будучи последним министром обороны ГДР, Кесслер спорил с главой Восточной Германии Эрихом Хонеккером – пора проводить реформы в экономике по типу Китая, иначе всё рухнет. Хонеккер его не слушал – «надо будет, СССР даст ещё денег». Этот человек, похоже, не устраивал всех. Пребывая в заключении, он не прогнулся, сообщив прессе – убеждений своих менять не собирается. Правительство ФРГ чувствовало себя неловко: ведь за решётку бросили старика, отказавшегося выполнять приказы Гитлера.

Свой срок полностью Хайнц не отсидел – освободили по «состоянию здоровья». На воле Хайнц Кесслер занялся написанием мемуаров: в одной из своих книг он утверждал, что без постройки Берлинской стены началась бы война. В 2015 году генерал (в числе ста высших офицеров ГДР) подписал открытое обращение к НАТО, заявив: «Национальная народная армия ГДР никогда не участвовала в конфликтах, нашим приоритетом был мир. Мы против того, что война стала инструментом политики!»

Я не разделяю отдельные взгляды Хайнца Кесслера – в частности, святую (и даже слепую) веру в коммунизм как лучшую идеологию для населения Земли. Но рабочий из Лаубана, предложивший свою помощь Красной Армии в самое страшное время, заочно приговорённый к смерти нацистским судом, не изменивший своим убеждениям ни под Гитлером, ни в тюрьме ФРГ – достоин искреннего уважения. Хайнц Кесслер умер 2 мая 2017 года, на 98-м году жизни. И ровно через неделю на марше «Бессмертного полка» в День Победы делегация Германии несла его портрет по Красной площади в Москве – чествуя как непримиримого борца с фашизмом.

Георгий Зотов, блогер

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей