Loading...
Янв 10

Молдо-российские противоречия26 декабря 2018 года вице-премьер по реинтеграции Молдовы Кристина Лесник провела итоговую пресс-конференцию. Чиновница рассказала об успехах в переговорном процессе и планах на будущее. К концу пресс-конференции Лесник возмутилась тем, что приднестровский конфликт иногда называют «молдо-приднестровским». Вице-премьер назвала это спекуляциями: следует помнить, чьи подписи стоят под соглашением 1992 года, - сказала она. Как известно, соглашение о принципах мирного урегулирования приднестровского конфликта подписали президенты России и Молдовы Борис Ельцин и Мирча Снегур. Тем не менее, никто не заметил в словах Лесник проблемы — и это, пожалуй, самое опасное.

Дело в том, что соглашение 1992 года — деликатная тема, которую и в Москве, и в Кишиневе обычно обходят стороной. Этот документ до сих пор является единственной и пока что надежной гарантией мирного характера урегулирования приднестровского конфликта. На деле эта бумага — соглашение о прекращении огня, но в 92-м подписать его приднестровская сторона не могла, так как ее существование никто особо не признавал. Тогдашний лидер «ПМР» Игорь Смирнов присутствовал при подписании, но этим все ограничилось. Поэтому формально соглашение — молдавско-российский договор, хотя официально РФ и РМ в 1992 году не воевали. Эту коллизию обычно не вспоминают от греха подальше, но Кристина Лесник этот неписанный обычай нарушила.

Если говорить проще, то из заявлений Лесник следует, что Приднестровье — что угодно, но только не сторона конфликта, хотя именно с Тирасполем Кишинев договаривается почти 20 лет. Тем самым была предъявлена претензия Москве: Лесник намекнула, что за все происходящее на самом деле полностью отвечает Россия, и Кишинев никогда не забывал об этом.
В чем проблема

С экспертной точки зрения эти взгляды молдавских политиков не являются чем-то новым. Однако сложно вспомнить, чтобы высокопоставленный молдавский чиновник, который непосредственно отвечает за урегулирование конфликта, делал столь резкие заявления. Здесь уместно вспомнить про активизацию за последние два года попыток Кишинева вынести на международный уровень проблему вывода российских войск — в том числе миротворцев.

Проблема в том, что на выпад правительства никак не отреагировали ни в Кремле, ни в администрации президента Додона, хотя могли бы. Лидер ПСРМ вообще попал в унисон с правительством: три дня спустя президент выразил признательность героям, участвовавшим в войне на Днестре в начале 90-х годов и «защищавшим независимость и территориальную целостность Республики Молдова». Обычно примирительный к Тирасполю Додон вдруг заговорил про территориальную целостность и героев, что очевидно не может не раздражать Тирасполь.

На самом деле, никаких чудес нет. Молдавский политикум в преддверии выборов использует любой повод, который хоть как-то может привлечь дополнительные голоса. Уже сейчас очевидно, что молдавское общество ждет традиционная геополитическая «резня», как бы кто не давил на «про-молдавскую» риторику. Понятно, что минимум две заметные политические силы — ДПМ и ACUM — будут бороться за благосклонность Евросоюза, которая может стать в этих выборах главным фактором успеха. Называть Россию агрессором и врагом — верный шанс завоевать симпатии у Брюсселя, который все еще не созрел для перезагрузки контактов с Москвой.

И все же смысл заявлений Лесник заключается совсем не в предвыборном контексте. Фактически этот камень в российский «огород» может знаменовать начало кампании по пересмотру как самого международного переговорного формата «5+2», так и позиций конкретных участников, прежде всего России и Приднестровья.

Напомню, нынешний вице-премьер по реинтеграции не просто правительственный чиновник, а занимает 19 место в партийном списке ДПМ. Выходит, именно партия Плахотнюка «прощупывает» почву на предмет пересмотра смысла соглашения 1992 года и всего статус-кво в молдо-приднестровском конфликте. Это самый опасный сюжет и для Москвы, и для Тирасполя — в 2019 году Кишинев явно попытается обострить тему конфликта на Днестре и ответственности отдельных стран за его «замороженный» статус. В текущем году, когда будет формироваться новая система власти в Молдове, у России связаны руки — Москва и дальше будет избегать резких движений на молдавском и приднестровском треке.

Больше того. Напомню, что в переговорном процессе присутствуют также США и Евросоюз, пока что в статусе наблюдателей. Ключевое слово здесь — «пока». Вполне вероятно, что одной из целей резкой риторики Кишинева является не только подрыв статуса России как гаранта и посредника, но и повышение «удельного веса» Вашингтона и Брюсселя, которых Молдова при поддержке ОБСЕ и Украины всеми силами будет «подталкивать» на более высокий уровень.

Вопрос же, кто с кем воевал в 1992 году — печальное наследство проблемного прошлого. Пересматривать итоги войн кажется очень опасным занятием, которое вряд ли пойдет на пользу молдавскому народу. К сожалению, ответственность — не то, чем могут похвастать молдавские политики, тем более, в период яростной схватки за власть.

Дорин Мокану

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей