Loading...
Апр 28

ПриднестровьеОбщая ситуация вокруг замороженных конфликтов в Европе до 2014 года развивалась в достаточно позитивном ключе, и, возможно, определенных успехов на Днестре и в Сербии удалось бы достичь гораздо раньше. К тому времени с момента последнего обострения проблемы «замороженных конфликтов» прошло пять лет, если говорить о ситуации в Южной Осетии. События 2008 года имели несколько особенностей: действия Саакашвили были явной провокацией, и достаточно быстро стало ясно, что никто из союзников Грузии не спешит выручать будущего губернатора Одессы. Карма была не на стороне Тбилиси, а отношения Европы и России были не в пример нынешним – Брюссель возлагал надежды на прогрессивного и либерального Медведева. В итоге через 5 лет про Кавказ все забыли.

Можно бесконечно дискутировать о том, в чьих интересах возникали и до сих пор «тлеют холодным пламенем» конфликты в Европе, однако в реальности они «больше мешают, чем приносят политические дивиденды. Пример Абхазии и Южной Осетии очень показателен: спустя 15 лет там снова началась война, которая едва ли не сгубила отношения Брюсселя и Москвы уже в 2008-м. Тогда все улеглось, но политические элиты и в Европе, и в России понимали, что с проблемой непризнанных государств нужно что-то делать. Следующим в списке проблемных регионов шло непризнанное Приднестровье, в котором как раз сменился режим первого президента Приднестровья Игоря Смирнова. По Приднестровью в 2011-2013 году были явные подвижки вроде запуска железной дороги, «перезагрузки» формата «5+2» и тем, что тогда называлось в прессе «тактикой малых дел». Однако в 2014-м случился Крым, Донбасс, и прогресс по Приднестровью отбросило на несколько лет.

Теперь поиск решения по замороженным конфликтам начинается с новой силой в условиях острого дефицита позитива в отношениях ЕС и России. Замена токсичного и коррумпированного Петра Порошенко на народного любимца Зеленского была ключевым этапом в этом процессе.

Прогресс по Донбассу может стать мощным импульсом для урегулирования в Косово и Приднестровье. Идея простая: если получилось там, где еще вчера стреляли, значит, получится и там, где все под контролем уже многие годы.

Мы давно наблюдаем, что по Косово и Приднестровью уже идут торги и обсуждение возможных форматов, которые устроят и Москву, и Евросоюз. Но браться за урегулирование этих конфликтов сейчас, когда на Донбассе фактически не прекратились военные действия, алогично, опрометчиво и цинично со всех точек зрения. Именно поэтому для ЕС смена власти в Украине была принципиальным вопросом: если бы Порошенко сохранил власть, урегулирование на Донбассе затянулось бы еще на пять лет. Неслучайно мир на Востоке – главное обещание Зеленского, и судя по всему, его «сакральное предназначение» для Европы. Зеленский может и должен стать символом народного примирения и запустить мирный процесс на Востоке. После этого можно приступить и к другим регионам.

Важность сделки по Донбассу явно показало решение президента РФ Владимира Путина об упрощенной процедуре выдачи российских паспортов жителям Луганской и Донецких областей. Путин делает ход первым, чтобы получить от будущего урегулирования максимум профита. В том числе, в виде мощной российской диаспоры на востоке Украины.

С уверенностью можно сказать, что у будущих моделей урегулирования на Донбассе, в Приднестровье и Косово «больше общего, чем кажется на первый взгляд. Косово уже давно получило независимость и признано в ЕС и США. Непризнанное Приднестровье возвращаться в Молдову не спешит, примерно так же, как не спешат покидать эту территорию российские войска. Официальный Кишинев пытается изменить ситуацию и выдавить РФ из левобережья Днестра, но зарубежные партнеры не особенно спешат ворошить еще один конфликт уже в самой Европе. Идеи о том, как избавиться от Приднестровья, звучат уже даже в Бухаресте. Донбасс в ближайшие годы вряд ли безболезненно вернется в состав Украины на прежнем статусе – погибло слишком много людей. Конфликтующим сторонам придется искать какой-то третий путь, чтобы закрепить статус-кво и разделить полномочия во избежание новых конфликтов.

Во всех трех случаях международным посредникам в лице Москвы, Брюсселя, Берлина и Парижа придется придумать формулу, которая поможет решить конфликт и при этом сохранить лицо. Отдельные детали этой формулы, возможно, совсем скоро будут предложены в Украине.

Сергей Чебан

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей