Окт 22

Молдо-Приднестровское урегулированиеМежду Приднестровьем и Молдовой возникает все больше проблем, и решения по ним пока не просматриваются. После «прорывного» 2018 года, когда в формате «5+2» удалось достичь решения застарелых вопросов по функционированию молдавских школ на территории Приднестровья, легализации зарегистрированных здесь автомобилей, апостилированию дипломов приднестровских вузов и т.д., в переговорах возникла полуторагодичная пауза. А новый раунд переговоров, прошедший в середине октября в Братиславе, окончился безрезультатно.

Формат «5+2», напомним, – это Приднестровье и Молдова (стороны конфликта), Россия, Украина, ОБСЕ (посредники), США и ЕС (наблюдатели). В Братиславе участники переговоров тоже обсуждали конкретные проблемы. Речь шла о политически мотивированных уголовных делах, сложностях с телекоммуникациями, закрытии счетов предприятий Приднестровья в молдавских банках. Приднестровскую сторону особенно волнует вопрос импорта лекарств и других товаров в связи с планируемым ужесточением с 1 февраля 2020 года совместного молдо-украинского таможенно-пограничного контроля в пункте пропуска «Кучурган».

Участники переговоров не смогли подписать итоговый протокол встречи и прервали заседание – на дипломатическом языке это называется «остановили часы». Диалог в ближайшее время продолжится на полях Баварской конференции по мерам укрепления доверия, намеченной на начало ноября, и нового раунда переговоров в формате «5+2».

Что же происходит в процессе урегулирования между Молдовой и Приднестровьем? Переговоры снова заморожены или, наоборот, урегулирование уже близко? Свое мнение по этому поводу высказал ряд экспертов.

В ходе дискуссии, организованной в Тирасполе Институтом социально-политических исследований и регионального развития, представители обоих берегов Днестра обсудили Братиславский раунд формата «5+2» и ближайшие перспективы переговоров во взаимосвязи с внутриполитическими процессами в Молдове. Эксперты дают прогнозы относительно того, сколько еще продержится коалиция ПСРМ – ACUM, и рассуждают о том, как ее создание повлияло на договороспособность официального Кишинева.

Директор ИСПИРР Игорь Шорников уверен, что пока в Молдове будет существовать «внезапная» коалиция партии социалистов и блока ACUM, урегулирование на Днестре не продвинется.

«Для них важно, чтобы Приднестровье не вошло в состав Молдовы, по крайней мере, пока в Приднестровье есть приднестровцы», – говорит он и поясняет, что главная опасность для молдавского политического режима – это русский язык и русскоязычные.

«Русский в Молдове не является ни официальным, ни государственным. Русскоязычные исключены из политического процесса. Больше всего Кишинев боится того, что придется каким-то образом статус русского языка решать после того, как Приднестровье будет включено в состав РМ. Если же русский язык получит официальный статус, то есть шанс, что монополия на власть там будет разрушена.

Проникновение русскоязычных во власть не только может поменять структуру управления государством, но и направленность ее политики. Поскольку там трепетно относятся к этому вопросу, то Тирасполю, который находится практически в безвыходном положении, на мой взгляд, остается либо продолжать переговоры, которые ведут к концу, затягивать время, либо ждать, пока здесь у нас людей не останется и Приднестровье естественным образом будет включено в состав Молдовы», - говорит Шорников.

В этой ситуации, считает директор ИСПИРР, Тирасполь мог бы «поиграть на молдавском политическом поле» – например, поднять и озвучить проблему русскоязычных Молдовы и нарушения их прав.

«Почему бы нам не заострить на этом внимание, не начать защищать интересы русскоязычных в Молдове, работая через общественные организации? Это может повлиять на позицию официального Кишинева, которому не нужно пристального внимания к негативным процессам, которые происходят в стране. Пока в Молдове есть двоевластие, коалиция, у Тирасполя есть окно возможностей, чтобы начать заниматься этой работой», - отмечает эксперт.

Правда, он признает, что в Приднестровье нет ни сильных СМИ, ни активности гражданского общества, ни наступательной внешней политики – в этом Тирасполь проигрывает Кишиневу.

«Мы отсиживаемся в окопе. Нас бомбят, мы уворачиваемся от снарядов, и мы пока еще живы под этим артобстрелом. А надо какие-то вылазки делать», - комментирует ситуацию Шорников.

О пассивности позиции Тирасполя говорит и бывший замминистра информации и телекоммуникаций Приднестровья Светлана Антонова.

«У нас нет, ни планов, ни программ по урегулированию. Мы ничего не разрабатываем, не предлагаем идей, у нас нет мозгового центра. Наша команда переговорщиков – молодые люди, у которых нет уже того патриотизма, который был у людей, стоявших у истоков создания республики. У нас есть только лозунги о референдуме 2006 года и пропаганда, которая не работает. Проблема не в том, что Молдова заявляет о выводе российских войск и миротворцев, утилизации вооружений, – проблема в том, что нам нечего на это ответить», - говорит Антонова.

Приднестровский политолог, депутат Верховного Совета ПМР Андрей Сафонов призывает коллег избавиться от «капитулянтских настроений». Он не считает положение безвыходным – аналогичная ситуация вокруг Приднестровья складывалась не раз.

«Нам и раньше казалось, что мы в западне и нас вот-вот принудят к каким-то нехорошим вещам. И как раз в этом момент Кишинев всегда выручал нас своей глупостью. Сегодня ни у нас, ни у Кишинева пока нет полного стратегического видения ситуации, так как в тектоническое движение пришло пространство вокруг нас. Тем не менее, для Приднестровья, как ни крути, надо сохранить статус-кво. Мы не для того строили государство, чтобы колебаться в зависимости от кишиневского маятника. Другой вопрос – нам не хватает креативности. Выход один: стравливать политические силы в Молдове. Пусть передерутся, пусть пух и перья полетят. Чем больше они дерутся, тем нам лучше», - говорит Сафонов.

Политолог констатирует, что и у Воронина, и у Додона, и у правых в Молдове в отношении Приднестровья «примерно одна и та же линия: националистическая, в значительной степени прорумынская, которая берет начало с 1991 года». По словам Сафонова, надо учитывать особенности националистического менталитета – самостоятельно Кишинев никогда не откажется от Приднестровья.

«Будут упираться, не пойдут на это. Если бы внешние игроки на этом настаивали – тогда еще ладно. У нас часто используют пропагандистский тезис о том, что если Молдова объединится с Румынией, то Приднестровье получит вольную и станет легче. Не станет. В этом случае между нами и Румынией не станет буферного государства, а румыны сами никогда не откажутся выйти к Кучургану – это полпути к Одессе. Румыны с их патриотизмом всегда помнят о том, какими великими они были. Можно над этим смеяться, но это правда. Эти люди смогли обуть немцев и присоединить к себе Одессу – это дорогого стоит. Борьба будет продолжаться», - предостерегает эксперт.

К сказанному Сафонов добавил «смелую отсебятину»: он считает, что есть смысл «прозондировать по миру маленькие государства», чтобы хоть одно из них признало Приднестровье.

«Пускай хоть одно государство – член ООН нас признает, и это будет уже прецедент. Дальше будет легче вести дипломатические маневры», - заключил он.

Президент Ассоциации молодых экспертов Молдовы Александр Кориненко рассказал, что единственный человек в РМ, который хочет заниматься приднестровским урегулированием, – это Игорь Додон.

«Он еще молод и явно не собирается уходить из политики. Додон видит для себя шанс остаться у власти на переходный переход, если он за четыре года осуществит урегулирование на Днестре. А правые вообще не заинтересованы решать вопрос с Приднестровьем. Они понимают, что любые подвижки в урегулировании – это крест на их партиях. Они считают: пусть лучше конфликт остается замороженным, лучше рассказывать страшилки о русских танках», - говорит молдавский эксперт.

Между тем двоевластие, по его мнению, продлится недолго. Все идет к досрочным парламентским выборам, которые, правда, неизвестно еще по какой системе пройдут – пропорциональной или смешанной, отмечает Кориненко.

«Велика вероятность, что социалисты возьмут всю полноту власти, они не будут ждать президентских выборов. У Додона сейчас есть проблема – вернувшийся в страну Ренато Усатый (лидер «Нашей партии» – прим. ред.), на дискредитацию которого потрачены огромные деньги. Есть потребность переделить парламент – там есть также люди Шора, которых хотят оттуда выдавить, и лишившиеся финансирования демократы, которые находятся в агонии», - говорит эксперт.

Руководитель Тираспольской школы политических исследований Анатолий Дирун называет глубинные причины приостановки переговоров по Приднестровью: на неподписание итогового протокола в Братиславе могла повлиять недавняя российская инициатива по вывозу и утилизации вооружения, размещенного на складах в Приднестровье.

«Полагаю, что и европейские партнеры, и американские коллеги, и молдавская сторона пока не знают, как правильно реагировать на эти предложения. Если принять российские предложения – это значит, что процесс утилизации боеприпасов будет регулироваться Кишиневом и Москвой с учетом особенной позиции Приднестровья, это значит, что Россия усилит свое влияние в регионе. Поэтому идет раскачка», - отмечает Дирун.

Кроме того, говорит эксперт, в Братиславе проявились противоречия молдавской правящей коалиции. Дело в том, что главный переговорщик от Молдовы Василий Шова (сейчас он вице-премьер по вопросам реинтеграции, эту же должность занимал ранее, в период правления Партии коммунистов) – человек Додона, при этом функционально подчиняется премьеру Майе Санду.

«В этой связи не было понятно до конца, какие позиции Василий Шова будет представлять и обсуждать в Братиславе. Партнеры по коалиции имеют противоречия, и эти процессы выходят на поверхность», - говорит эксперт.

В отношении Приднестровья, по его мнению, ситуация будет только обостряться.

«Новые переговорщики будут давить на два момента. Во-первых, взаимоотношения с Украиной. Кишинев и Киев связывает фактор Донбасса и Приднестровья, и здесь официальные позиции их очень близки. Поэтому вопрос таможенного блокирования Приднестровья может стать в следующем году очень острым. Во-вторых, соглашение Приднестровья с ЕС о беспошлинной торговле. Мы каждый год продлеваем это соглашение. Учитывая «медовый месяц», наступивший в отношениях Кишинева и Брюсселя, можно ожидать, что молдавская сторона не упустит возможности максимально надавить на такую чувствительную тему для Приднестровья, как экспорт в ЕС», - прогнозирует Дирун.

А вот вопрос о деолигархизации Приднестровья Кишинев ставить на переговорах не будет, считает эксперт.

«В Приднестровье действительно существует олигархическая модель управления государством, и она подрывает государственность Приднестровья. Этого не могут не понимать наши молдавские партнеры, и поэтому они максимально заинтересованы в том, чтобы этот формат управления Приднестровьем сохранялся», - полагает он.

Рассуждая о судьбе молдавской правящей коалиции, Дирун говорит, что она еще поживет.

«Европейцы заинтересованы не в новых досрочных выборах, а, как минимум, в склеивании этой коалиции, потому что любые новые выборы приведут к тому, что политическому классу Молдовы нужно будет опять договариваться. Сейчас, по сути, это первый опыт в РМ, когда есть коалиция таких разносторонних политических игроков. И Брюссель готов оказывать макроэкономическую помощь Молдове. Цель американских партнеров – не допустить тактического усиления РФ. Внешнеполитический консенсус таков, что досрочные выборы в РМ проводить рано. Коалиция пока имеет резерв и может поработать. А имеющаяся внутри нее неустойчивость будет проявляться в таких эмоциональных результатах, как те, что мы видим по Братиславе», - заключил Дирун.

Евгений Захарченко

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей