Дек 15

ПМРВ последнее время региональная безопасность подвергается регулярным вызовам, которые целенаправленно формируются при помощи громких лозунгов, провокаций и информационных манипуляций. Все это в итоге лишь подрывает стабильность и создает реальные угрозы начала военных действий. Ярким тому подтверждением служит недавний инцидент в Керченском проливе и последовавшие за ним события.

Киев вспомнил о «приднестровской угрозе»

С 2014 года в Молдове и Украине вошло в моду обвинять во всех бедах Россию и объяснять неудачи на внутренней и внешней арене «рукой Кремля». Экономическая и политическая ситуация в этих странах не показывает признаков выздоровления, а рейтинги правящих сил продолжают постоянно падать. В этих условиях власти Молдовы и Украины взяли на вооружение нехитрую тактику – любыми способами привлекать внимание внешних партнеров, выставляя себя в качестве жертв российской агрессии. Многочисленные выступления на международных площадках рассматриваются руководством двух государств как возможность завуалировать внутренние проблемы и найти «козла отпущения» в провале реализации европейских реформ. Нередко подобные маневры действительно помогают получить желаемую дипломатическую и финансовую помощь из-за рубежа.

В этом контексте весьма благодатной для Киева и Кишинева остается тема военной угрозы со стороны Приднестровья, которая педалируется ими уже не первый год. Многие украинские эксперты не перестают размышлять о возможностях использования Россией оперативной группы своих войск, находящейся в непризнанной республике. Практически каждый день в украинской медиасфере появляются материалы о грядущем нападении на Украину с западного фланга. И хотя на деле не так уж много украинцев действительно готовы поверить в «приднестровскую угрозу», ее постоянная информационная накачка оставляет киевским властям широкое поле для «превентивных» действий. Например, копать оборонительный ров вблизи Приднестровья, бороться (несмотря на финансовые издержки местного украинского населения) с контрабандой из ПМР через совместный с Молдовой пограничный контроль, а также регулярно направлять дополнительную бронетехнику и живую силу в пограничные районы.

«Приднестровский фактор» получил «второе дыхание» с введением военного положения в Украине, действие которого власти распространили в том числе на приграничные с Приднестровьем области. Одновременно с этим в информационное пространство стали вбрасываться идеи о том, что после провальной попытки России дискредитировать Киев через «казус» в Азовском море понадобится новая провокация – в Приднестровье и, «желательно», с человеческими жертвами. Таким образом, площадка для нового «керченского инцидента» готова – осталось только зажечь фитиль.

Кто готовит новую провокацию в регионе?

Проблема для Кишинева и Киева состоит в том, что «опасность из ПМР» – продукт скорее для внутреннего потребления, который пока что плохо усваивается международными партнерами. Действительно, сложно убедить кого-то в реальности угрозы, если она не подкрепляется фактами. Вот и в недавнем выступлении главы МИДЕИ Молдовы Тудора Ульяновски на 25-м заседании Совета министров ОБСЕ проблема присутствия российских войск в Приднестровье была упомянута лишь в привязке к общим конфликтам на пространстве ГУАМ и событиям в Керченском проливе. Причем речь шла не о прямой военной угрозе Молдове, а об экологических и гуманитарных рисках, исходящих от российских складов с вооружениями.

Создается впечатление, что тему возможной российской провокации из Приднестровья приходится буквально «высасывать из пальца». Если взглянуть на ситуацию со стороны, станет ясно, что повторить керченский сценарий в непризнанной республике будет намного сложнее. В отличие от Крыма, ни Киев, ни Москва формально на эту территорию не претендуют.

Что касается российских военных в Приднестровье, то у них довольно ограниченный круг задач – это участие в миротворческой миссии на Днестре и охрана складов с вооружениями, оставшихся с советских времен. В регионе находится около 1 500 российских военных, а значительная часть имеющихся у них вооружений и военной техники устарела или непригодна к использованию. Как считают эксперты, наступательной потенциал этой группировки минимален. Единственный вероятный сценарий, когда войска РФ могут применить силу – в случае непосредственной опасности для них самих, охраняемых ими объектов или живущих в регионе российских граждан.

Но если Молдова и Украина собираются избрать Приднестровье в качестве своей цели, то для этого у них имеются и политические резоны, и практические возможности.

Приднестровье на прицеле

Еще в июле этого года в Одессе прошли переговоры министров обороны Молдовы и Украины, на которых глава украинского военного ведомства заявил о готовности Киева «помочь» Кишиневу в восстановлении территориальной целостности РМ «всеми возможными средствами». А уже в октябре на совещании командного состава ВСУ, Нацгвардии и погранслужбы президент Украины объявил границу с непризнанной республикой «опасным направлением» и отдал приказ о переброске туда дополнительных военных контингентов. Аналогичные новости появились и после введения военного положения на Украине, когда к границам Одесской области для усиления мер безопасности была направлена бронетехника.

При этом военные приготовления проходят и в Молдове. Руководство РМ регулярно подчеркивает нейтральный статус страны, однако он, по-видимому, не распространяется на военное сотрудничество с НАТО и США. Молдавские солдаты участвуют в учениях Альянса за рубежом, в самой Молдове американцами была модернизирована база в селе Бульбоака, у самых границ Приднестровья, для подготовки молдавского спецназа. Теперь там периодически проводятся совместные учения с военнослужащими спецподразделений из Румынии и США для отработки навыков при выполнении специальных миссий, в том числе в условиях городской застройки. Аналогичный тренировочный центр США построили в Яворово Львовской области. Четвертый год подряд в РМ проходят многонациональные военные учения «Огненный щит» с участием контингентов из тех же США и Румынии.

Не является совпадением и то, что США и ОБСЕ в последнее время проявляют повышенный интерес к российскому складу боеприпасов в Приднестровье и стремятся по разным каналам получить информацию о порядке работы, режиме охраны и персонале этого объекта. В то же время попытки ОБСЕ усилить свое влияние на деятельность миротворческой операции на Днестре регулярно подогреваются заявлениями молдавских политиков о необходимости ее изменения в сторону гражданской миссии с международным мандатом.

В совокупности все эти факторы указывают на высокую вероятность подготовки диверсии или провокации с несколькими целями: удалить военное присутствие России в ПМР, вызвать новый виток международного давления на Москву, окончательно решить приднестровский вопрос. Можно предположить, что подготовка и осуществление данного плана будет проходить если не при прямой поддержке, то, по крайней мере, с молчаливого одобрения США. Вряд ли Вашингтон в условиях усиливающегося противостояния с Москвой будет препятствовать такому серьезному удару по ее стратегическим интересам в регионе.

Вероятность возможной диверсии в Приднестровье повышается с приближением парламентских и президентских выборов в Молдове и Украине. Правящие там политические силы могут питать иллюзии одним махом решить свои проблемы и с низкими предвыборными рейтингами (не оставляющими им шанса удержаться у власти без форс-мажорных ситуаций), и с утерянной поддержкой со стороны Брюсселя. Да еще и получить шанс на дополнительное финансирование на отражение «российской агрессии», которое остро необходимо по причине тяжелого экономического кризиса, в котором пребывают Киев и Кишинев.

Как видим, сегодня геополитический пазл в регионе сложен таким образом, что нельзя исключать даже самых опасных сценариев. Однако последствия новой провокации могут быть куда жестче, чем у инцидента в Керченском проливе. Опрошенные молдавские, украинские и российские эксперты сходятся во мнении о том, что в случае военной угрозы своему контингенту у России не останется иного выхода, кроме как применить силу для защиты военнослужащих и 200 тысяч своих граждан в Приднестровье. Керченский инцидент продемонстрировал решимость Москвы. Таким образом, любая провокация против военных РФ в Приднестровье может обернуться трагическими событиями с серьезными военно-политическими и территориальными последствиями для всех ее участников, в первую очередь, для Украины и Молдовы как прямых исполнителей. В итоге может случиться так, что рост предвыборных рейтингов уже никому не понадобится.

Андрей Вознесенский

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей