Сен 08

Президент России Дмитрий Медведев убедил приднестровского лидера Игоря Смирнова снять мораторий на переговоры с Молдовой, но сами эти переговоры предлагается проводить в новом трехстороннем формате с участием двух сторон конфликта - Кишинева и Тирасполя - и России в качестве посредника и гаранта договоренностей, которые могут быть достигнуты между этими сторонами.

После переговоров Медведева со Смирновым пресс-секретарь президента России Наталья Тимакова объявила, что сначала переговоры, на возобновление которых согласился Смирнов, будут
проходить в трехстороннем формате на рабочем уровне, а в дальнейшем, если понадобится, то и на более высоком уровне.

Как пишет российская пресса, первоначально предполагается провести встречи экспертов, очевидно, с участием министра реинтеграции Василия Шовы, и.о. главы тираспольского МИДа
Владимира Ястребчака и российских дипломатов, которые курируют отношения с Молдовой и Приднестровьем. Если в результате этих встреч будет согласован взаимоприемлемый план урегулирования конфликта, возможно проведение встречи на высшем уровне, во время которой Воронин и Смирнов в присутствии Медведева подпишут некий рамочный документ, на основе которого и будет решаться приднестровский вопрос.

Фактически, Медведев со Смирновым предлагают Воронину новый формат переговоров, который условно можно назвать "3+0" (или "5-2"). Чем при этом должны заниматься остальные посредники и
наблюдатели, непонятно. Хотя формат "5+2" вроде бы никто не отменял, представители ОБСЕ, Евросоюза, США и Украины, по сути, оказываются за бортом переговорного процесса.

Медведев дал понять, что Россия поддержит любой план, о котором договорятся стороны, а Смирнов заявил, что Приднестровье, при окончательном урегулировании, согласится лишь на гарантии России.

Некоторое представление о подходах России дает заявление министра иностранных дел Сергея Лаврова от 26 августа. Лавров сказал, что стороны в приднестровском конфликте готовы вернуться
к так называемому "плану Козака" и решить оставшиеся проблемные вопросы. Отметив, что ни один конфликт не был так близок к урегулированию, как конфликт в Приднестровье, глава российского
внешнеполитического ведомства подчеркнул, что "практически все вовлеченные в конфликт стороны сейчас убеждены в необходимости вернуться к тем самым принципам, которые в 2003 году были так близки, чтобы стать договоренностями". Лавров сказал, что Россия работает над этим с Кишиневом, Тирасполем и наблюдателями. По его мнению, "здесь будет прогресс, и он не займет много времени".

Речь идет о разработанном в 2003 году под руководством Дмитрия Козака, занимавшего тогда должность заместителя руководителя администрации президента России, плане урегулирования приднестровского конфликта. В соответствии с ним Молдова должна была стать "асимметричной федерацией", а ПМР получила бы особый статус и возможность блокировать законопроекты, нежелательные для автономии. Молдова обязывалась соблюдать нейтралитет, а также предоставить России право на размещение российских войск на территории Приднестровья сроком на 20 лет в качестве "гаранта" урегулирования конфликта.

Хотя первоначально президент Молдовы парафировал проект меморандума, в самый последний момент под давлением Запада и уличных протестов кишиневской оппозиции отказался подписывать
соглашение, заявив, что оно дает односторонние преимущества ПМР и имеет скрытой целью признание независимости Приднестровья.

Судя по заявлениям молдавского руководства, оно и сегодня не приемлет Меморандум Козака. Так, премьер-министр Зинаида Гречаная во время визита в Прагу на этой неделе заявила, что
урегулирование приднестровского конфликта на основе федеративного или конфедеративного устройства Молдовы исключено. Премьер сказала, что Молдова предоставит Приднестровью особый
специальный статус с широкими экономическими полномочиями.

На вопрос о плане Козака, который может быть взят за основу в приднестровском урегулировании, Гречаная сказала, что "в настоящем формате урегулирования приднестровского вопроса такой
план неприемлем".

Под "настоящим форматом" урегулирования Гречаная, очевидно, имела в виду формат "5+2". Но она сделала это заявление еще до встречи Медведева со Смирновым, которые объявили о новом формате "3+0".

Президент Воронин после встречи с Медведевым в конце августа говорил, что Россия готова согласиться с законом Молдовы от 2005 года, который предусматривает сохранение унитарного характера молдавского государства при предоставлении Приднестровью широкой автономии. Тирасполь этот закон отвергает категорически, и Россия, судя по заявлениям Лаврова, тоже от него не в восторге. Кроме того, Воронин утверждал, что переговоры будут продолжены в формате "5+2". Однако, Медведев со Смирновым говорят о совсем другом, трехстороннем, формате, при маргинализации остальных участников процесса урегулирования.

Пока что Воронин, который продолжает отдыхать в Карловых Варах, никак не отреагировал на итоги встречи Медведев-Смирнов. Оно и понятно. Воронин прекрасно понимает, что лидеры России и Приднестровья приглашают его в ловушку, выбраться из которой будет очень сложно.

Воронину сейчас не позавидуешь. Смирнов выступил в роли человека, который наступил на горло своей песне про безусловную независимость Приднестровья и, скрепя сердце, по просьбе российского лидера, согласился возобновить переговоры с Кишиневом. То есть Смирнов выступает сейчас в весьма позитивной роли конструктивного переговорщика. Россия тоже выглядит весьма конструктивно, пытаясь, после признания независимости Абхазии и Южной Осетии, показать, что она умеет не только раскалывать бывшие советские республики, но и объединять их. Если Воронин
начнет упираться и "замыливать" участие Кишинева в переговорах - не важно, по каким причинам, из-за давления ли Запада, или из-за критики внутренней оппозиции, - все равно именно он, Воронин, будет выглядеть в роли "плохого парня", который блокирует мирный процесс урегулирования. Тирасполь по поводу такого отношения Воронина переживать совсем не будет, а России, в общем-то, все равно. Она обещала привести кишиневского и тираспольского "баранов" на "переговорный водопой", и она это сделала. А если они не хотят пить, то бишь договариваться, то это уже не вина России.

После первой ловушки - попыток заставить Воронина договариваться об урегулировании на условиях Тирасполя и Москвы без участия западных посредников - может последовать вторая ловушка, более опасная. Примерно через год, когда политическая ситуация в Молдове будет дестабилизирована в результате парламентских выборов и, не исключено, конституционного кризиса при формировании новых органов власти, Тирасполь заявит о прекращении переговорного процесса на том основании, что в Кишиневе просто не с кем говорить, и что тон в молдавской политике задают прорумынские и пронатовские силы. И тогда Россия, не исключено, в конце концов признает независимость Приднестровья, руководствуясь примерно такой логикой: "Мы два раза честно пытались помочь сторонам договориться, но если не получается, что же мы можем поделать? А ведь в Приднестровье живут граждане России. Они страдают от всей этой неопределенности. Этому бардаку надо положить конец". То есть признать Приднестровье.

Взамен отказа от моратория на переговоры с Кишиневом Смирнов выторговал у Медведева обещание включить Приднестровье в федеральные программы российского правительства, а также в пенсионную систему России. Пока Кишинев и Тирасполь будут вести переговоры о том, чтобы де-юре склеить из двух частей бывшей МССР какое-то новое общее государство, де-факто Приднестровье будет интегрироваться в России. На то и расчет Тирасполя: или ишак сдохнет, или шах помрет.

Тимур Ткачук

теги: , , , ,

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Закладки Yandex

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей