Loading...
Янв 05

Ситуация в Молдове

2020 год во многом считается для Молдавии судьбоносным. Маленькая республика сталкивается с целым рядом политических, экономических и социальных вызовов, доставшихся в наследство от предыдущего, 2019-го года. От профессионализма действующего правительства в решении этих задач во многом зависит, сумеет или нет называющий себя другом России президент Игорь Додон переизбраться на второй срок.

Год перемен

Прошлый год у Молдовы выдался бурным. За довольно короткий промежуток трижды поменялось правительство. С начала года и до середины июня фактическая власть и контроль над большинством государственных структур находились в руках Демократической партии (ДПМ) и её председателя, олигарха Влада Плахотнюка. Прошедшие в феврале 2019-го парламентские выборы по наиболее удобной для ДПМ смешанной системе позволили олигарху добиться большого успеха в укреплении власти. Казалось, что его режиму, установившемуся с конца 2015-го года, ничего не грозит, а в парламенте пророчили коалицию ДПМ и Партии социалистов.

Однако в июне под давлением США, России и Евросоюза в парламенте образовалась коалиция Партии социалистов и оппозиционного прозападного блока ACUM. Демократы неожиданно для самих себя оказались в оппозиции. Вчерашние оппозиционеры спешно перехватили у ДПМ рычаги власти, а Плахотнюк и ещё ряд близких к нему политиков и бизнесменов спешно покинули страну. Часть из них, включая самого олигарха, были объявлены в розыск по различным обвинениям. Некоторые депутаты парламента от Демпартии, а также Плахотнюк и люди из его ближайшего окружения фигурируют в инициированном Генеральной прокуратурой уголовном деле о попытке узурпации власти в Молдове. Новая власть и иностранные послы назвали произошедшее «освобождением страны от олигархического режима».

Освобождение от освободителей

Процесс «освобождения» застопорился едва ли не с самого начала. Слишком разные внешнеполитические и экономические концепции исповедовали участники коалиции. Противоречия в коалиции ПСРМ-ACUM окончательно вылезли наружу в сентябре, когда социалисты стали требовать себе посты в правительстве, а союзники по коалиции им отказали. Президент Игорь Додон и лидеры партий блока Майя Санду (PAS) и Андрей Нэстасе (Платформа DA) начали взаимный обмен обвинениями в попытках перехвата контроля над коррупционными схемами и потоками контрабанды товаров через территорию РМ в Евросоюз. Сильнее всего досталось Нэстасе, возглавлявшему в коалиционном правительстве Министерство внутренних дел. В конечном счете 3 ноября, во многом за счет этих, так и не подкрепленных доказательствами обвинений Нэстасе проиграл выборы за пост мэра Кишинева кандидату социалистов Иону Чебану.

Дальше события развивались с удвоенной скоростью. В поражении Нэстасе обвинил нечестное поведение социалистов и, фактически, ушел в оппозицию. Вскоре реформа юстиции и процедура назначения генерального прокурора стала поводом для окончательного развала коалиции. Уже 12 ноября социалисты и демократы в парламенте проголосовали за вотум недоверия кабинету Майи Санду. Всего через два дня эти же депутаты проголосовали за новое правительство Иона Кику. Формально его составили выдвиженцы социалистов, но фактически это те же люди, что с начала прошлого года работали в правительстве Демпартии.

Таким образом был окончательно закреплен развал коалиции «освободителей» и формирование негласной коалиции ПСРМ и ДПМ, существование которой обе стороны отрицают. Находящийся в бегах олигарх Влад Плахотнюк приветствовал низложение кабинета Санду.

Финансы поют романсы

Иностранные послы, представляющие в первую очередь страны Евросоюза и США, сдержанно восприняли новость об очередной смене власти. «Партнеры по развитию», как их называют в Молдавии, пообещали поддерживать новое правительство, если оно подтвердит приверженность реформам, начатым кабинетом Санду, а также продолжит борьбу с коррупцией. Пресловутые реформы осенью 2019 года стали базисом, на котором предыдущее правительство выстраивало отношения с иностранными донорами. Всего за пять месяцев работы кабинет Майи Санду сумел привлечь из европейских и международных фондов почти 2 млрд леев (около $100 млн), договорился с румынским правительством о кредите еще в €100 млн, добился размораживания финансовых и грантовых программ МВФ и Евросоюза и инициации новых.

Условно социалистическое правительство Иона Кику ничем подобным похвастать не может. Более того, сразу после его назначения «партнеры по развитию» дали понять, что все заключенные с предшественниками договоренности аннулируются или замораживаются. Так правительство социалистов и демократов столкнулось с первым и самым важным вызовом 2020-го года – финансовым голодом.

Как следствие, под конец 2019 года в спешке коалиция ДПМ-ПСРМ приняла проект бюджета с рекордным дефицитом в 7,5 млрд леев (примерно €500 млн). Дефицит образовался как за счет намеченных правительством масштабных инфраструктурных проектов (на которые в бюджете денег попросту нет), так и инициированных президентом Додоном дополнительных социальных программ (на которые тоже денег нет).

Игорь Додон и социалисты рассчитывают в решении финансовых трудностей на помощь Российской Федерации, поскольку Запад им денег не даёт. Под занавес уходящего года и президент, и премьер-министр побывали в РФ, где на встречах с руководством страны поднимали вопрос об оказании финансовой помощи в размере не меньше €500 млн. По словам Додона и Кику, российская сторона принципиально согласилась выделить деньги.

С другой стороны, источники в Молдавии и России сообщали о больших трудностях, с которыми проходило обсуждение этой просьбы. Молдавская сторона не утрудилась подготовить технико-финансовое обоснование под запрашиваемую сумму, а в ходе переговоров всячески старалась привязать выдачу кредита к переизбранию «пророссийского» президента Додона на следующий срок. Российская сторона усомнилась в целесообразности такой постановки вопроса и настаивает на добросовестной проработке технической стороны кредитной линии.

Молдавская вилка

Если говорить начистоту, то молдавская экономика могла бы без этого кредита обойтись. Кишинев не лукавил, когда объяснял необходимость российской поддержки политическими причинами. Крупномасштабные инфраструктурные проекты и социальные инициативы президента, спровоцировавшие бюджетный дефицит, являются ключевыми компонентами предвыборной кампании Игоря Додона, намеренного переизбраться на второй срок.

Дело в том, что с 2016 года главу государства в Молдавии избирают всенародно. Четыре года назад Игорь Додон с трудом победил во втором туре своего основного конкурента Майю Санду с разницей всего в 4,2% или 68 тыс. голосов. Эта победа была бы невозможна без явной российской поддержки и, что отмечают многие местные эксперты и журналисты, поддержки Влада Плахотнюка. Спустя четыре года переизбрание Игоря Додона на пост президента снова зависит от внешнего фактора. На этот раз от того, профинансирует ли Россия откровенно популистские и заточенные под выборы проекты молдавского президента.

Основным конкурентом снова является Майя Санду. Однако за четыре прошедших года после поражения она провела над собой гигантскую работу и выросла из новичка в политике в фактического лидера всей молдавской проевропейской оппозиции.

В Москве понимают, что финансирование гигантского дорожного строительства не гарантирует победы Додона. В то же время без поддержки РФ Додона ждёт гарантированное поражение. Впрочем, за последние четыре года у Москвы была масса возможностей убедиться, что поражение Додона вовсе не означает поражения российских интересов в регионе.

Во-первых, есть определенные сомнения в реальной «пророссийскости» молдавского президента. За время нахождения в президентском кресле Игоря Додона молдавско-российские отношения ухудшились едва ли не до уровня «винной войны» и провала «плана Козака». Так, из Молдавии регулярно высылали российских журналистов, чиновников, экспертов, бизнесменов. 2 августа 2017 года Кишинев объявил персоной нон-грата вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина, председателя совместной межправительственной комиссии. Специальный закон о борьбе с пропагандой запретил вещание российских телеканалов на молдавской территории.

Все эти и другие антироссийские решения принимались депутатами ДПМ в парламенте и демократическим же правительством, а социалисты и Додон их критиковали. Но сейчас, когда, по словам Игоря Додона, он и его партия сконцентрировали в своих руках всю полноту власти, ни одно из этих скандальных решений отменено не было.

Избранный президентом исключительно благодаря России Игорь Додон по приходу к власти объявил о курсе «взвешенной внешней политики», при которой он будет дружить и с Западом, и с Востоком. Молдавия продолжает сотрудничество с НАТО, не признает переход Крыма в РФ и в целом при «пророссийском» Додоне ведёт себя ненамного дружелюбнее, чем при «антироссийском» Плахотнюке.

Во-вторых, в прошлом году в сегменте левых политических партий в Молдавии произошли серьезные изменения. Существенно укрепилась «Наша Партия», которую возглавляет мэр второго по величине города Бельц Ренато Усатый. Экс-коммунисты Марк Ткачук и Юрий Мунтян создали новую партию Гражданский Конгресс, название которой отсылает к левому политическому движению 2011 года, создававшемуся при поддержке российских политтехнологов.

На фоне затянувшегося прошлогоднего кризиса и последующей коалиции ПСРМ-ДПМ позиции Партии социалистов и лично Игоря Додона сильно ослабли. В этих условиях становится актуальным вопрос, продолжать ли инвестировать в существенно девальвировавшего Додона или заняться диверсификацией рисков.

Максим Албухин

Отзывов (2) на «Маленькая страна с ворохом проблем»

  1. Иван Турбинкэ пишет:

    А чего вас так карябает Молдова?…
    Утритесь и идите лесом.

  2. Краб пишет:

    Лишний раз напомнить нам как у них там всё плохо на политической арене и будет ещё хуже. А вы здесь сидите в шоколаде и радуйтесь.

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей