Фев 05

ОлигархГде можно безнаказанно ограбить целую страну? Где можно быть мэром города, находясь под следствием? Где можно покупать депутатов парламента, словно футбольных игроков? Где иностранцы могут возглавлять Конституционный суд?
Все это возможно в небольшом государстве на юго-востоке Европы. Местные называют ее «Страна чудес». Остальной мир – «Республика Молдова».

Terra Incognita

Немногие иностранцы способны сразу показать Молдову на карте. А если среднестатистического жителя Западной Европы или США спросить, что он знает об этой стране, то ответом, скорее всего, будет лишь недоуменный взгляд. Однако даже если с подобным вопросом вы обратитесь к американскому или европейскому эксперту по Восточной Европе, в ответ услышите лишь красивый миф. Миф, придуманный в Кишиневе для легковерных иностранцев.

Легенда Молдовы

Республика Молдова является одной из стран, через которую проходит незримая линия российско-американского соперничества. И Вашингтон, и Москва прикладывают немало усилий, чтобы распространить свое влияние на этот регион: так, россияне обвиняют американцев в организации политических беспорядков в Кишиневе в 2009 году, в результате которых к власти пришли проамериканские ставленники. Американцы, в свою очередь, обвиняют россиян в подчинении части молдавской политической элиты и «гибридной войне» с целью вытеснения «демократических прозападных сил» из страны. Сама же Молдова стоит перед выбором «Восток или Запад?» и именно от того, какая из политических сил будет править, зависит дальнейший вектор развития государства…

То, что за Молдову борются Россия и США – лишь полуправда. То, что Молдова стоит перед геополитическим выбором – циничная ложь от начала и до конца.

Смерть политики

Многие молдавские политологи уверены, что политика страны, как внешняя, так и внутренняя, на самом деле давно умерла. На смену политической борьбе, плюрализму мнений и демократии пришли интриганство, олигархия и коррупция. И большинство граждан Молдовы согласны с таким взглядом на происходящее.

Сегодня уже непросто определить, когда именно молдавская политика прекратила свое существование. Тем не менее, совершенно очевидно, что причиной всему стала чрезмерная любовь молдавских правителей к легким деньгам, но обо всем по порядку.

Существует версия, что все началось с лидера молдавских коммунистов Владимира Воронина. Придя во власть на волне общественного недовольства прозападными либеральными реформами, он производил впечатление убежденного сторонника сближения с Россией: так, Воронин договорился с Москвой о разработке проекта федерализации Молдовы с включением в ее состав Приднестровья на правах автономии («Меморандум Козака»), а русскому языку планировалось предоставить статус второго государственного. Все говорило о том, что Кишинев выбрал пророссийский вектор…

Все изменилось в ночь с 24 на 25 ноября 2003 года: молдавский президент в последний момент отказался от подписания уже лично им парафированного соглашения о федерализации. Пророссийская же риторика сменилась словами о том, что внешнеполитическим приоритетом Молдовы является евроинтеграция. Что же произошло? Злые языки утверждают, что причиной столь внезапного демарша стала любовь Воронина к бюджетным средствам. К своему несчастью, «грязные деньги» он хранил на заграничных счетах, которые очень скоро попали в поле зрения западных спецслужб. Неудивительно, что очень скоро молдавский президент оказался «на крючке», итогом чего стал срыв переговоров с Москвой и вынужденный разворот внешней политики Молдовы на 180 градусов.

Этот печальный урок усвоил не только Воронин, но и вся молдавская элита. Причем весьма своеобразно: если часть «грязных» денег могут арестовать, значит, нужно украсть еще больше денежных средств, чтобы потери не были столь ощутимыми. Накопление финансовой «страховки» очень быстро превратилась в главный смысл существования высших эшелонов власти Молдовы. Апогеем этой порочной практики стала так называемая «кража миллиарда», когда в 2014 году из Молдовы через подставные компании был выведен 1 млрд долларов США – 12% тогдашнего ВВП страны. В афере принял участи бывший премьер-министр Влад Филат, а президент Николае Тимофти, по мнению замдиректора СИБ – главного молдавского разведывательного органа – был в курсе происходящего...

Тем не менее, не коррупция убила молдавскую политику, превратив ее в грязный бизнес. Палачом был олигарх Влад Плахотнюк.

Господарь Молдовы

Французский король Людовик XIV как-то сказал: «Государство – это я!». В наши дни в Европе есть лишь один человек, который честно может сказать то же самое. Его зовут Влад Плахотнюк и он является одним из богатейших молдавских предпринимателей, председателем Демократической партии Молдовы и просто самым влиятельным человеком страны, однажды получившим меткое прозвище «Păpușarul» – Кукловод. Именно он заменил собой всю молдавскую политику.

Его восхождение началось во время правления все того же Владимира Воронина. По словам Серджиу Мокану, бывшего советника последнего, Плахотнюк имел тесные деловые связи с семьей президента-коммуниста, зачастую выступая «серым кардиналом». Этот факт косвенно подтверждается информацией о том, что олигарх до 2009 года финансировал PCRM – партию Воронина.

В 2009 году после массовых беспорядков в Кишиневе и последовавших внеочередных выборов в парламент заканчивается правление коммунистов. К власти приходит Альянс за европейскую интеграцию (AIE) – коалиция из четырех партий. Среди них Демократическая партия Молдовы (PDM), теневым боссом которой является Плахотнюк. Через год, 30 декабря 2010 года, он становится вице-председателем PDM и одновременно первым вице-председателем Парламента Республики Молдова. В этой роли Плахотнюк представляет интересы страны в ходе зарубежных поездок с официальными визитами, проводит многочисленные встречи с европейскими партнерами.

Одновременно с этим постепенно растет могущество самой PDM: если в 2010 году она имеет лишь 15 мандатов в парламенте, то в 2018 – 42, создав самую большую фракцию. Однако такой успех был связан не с ростом популярности у избирателей, а с таким уникальным явлением, как «парламентская миграция». Оно заключается в переходе депутатов из одной партии в другую: так, в 2015 году группа из 14 парламентариев-коммунистов покинула фракцию Партии коммунистов, объявив о создании собственной парламентской платформы; спустя менее чем через два года, в марте 2017 г., вся группа присоединяется к PDM.

Благодаря закулисным переговорам, в 2016 правительство Молдовы возглавил Павел Филип – человек из партии Плахотнюка. В том же году самый могущественный молдавский олигарх становится Председателем PDM. Теперь он контролирует парламент и имеет возможность влиять на все политические процессы в стране. А вся финансовая помощь Евросоюза и МВФ оказывается в его руках. «Молдова – захваченное государство, и контролирует его Плахотнюк» - так еще в 2015 году отозвался об олигархе бывший премьер-министр Ион Стурза…

Грязная кухня

Что же сегодня представляет собой «политическая кухня» Молдовы? Официально в стране существуют несколько политических сил, наиболее влиятельными из которых являются следующие: вышеупомянутые Партия коммунистов Республики Молдова (PCRM) и Демократическая партия Молдовы (PDM), Партия социалистов Республики Молдова (PSRM), Партия «Шор» и политический блок «Acum». Однако учитывая тот факт, что молдавская политика – это бизнес, их следует разделять не по идеологии, а по спонсорам.

Вопреки расхожему мнению, в настоящий момент основные соперники в борьбе за Кишинев на международной арене – не Вашингтон и Москва, а Вашингтон и Брюссель. Такое неожиданное столкновение является прямым следствием политико-экономического конфликта США и Евросоюза после прихода в Белый дом Дональда Трампа. Соперничество проявляется в поддержке различных политических сил в Молдове: европейцы официально поддерживают так называемую «правую оппозицию» – блок «Acum», а американцы – Демократическую партию. Например, когда ЕС наложил финансовые санкции на правительство Плахотнюка за многочисленные случаи нарушения гражданских прав, включая нападки на правую оппозицию, США посредством МВФ минимизировал их влияние, выделив денежную помощь. Диаметрально противоположная реакция также наблюдалась во время разгона митинга «Acum» в Кишиневе 27 августа 2018 года: Брюссель был в гневе, а Вашингтон поддержал действия властей. Американцы в целом благосклонно относятся к Плахотнюку, а европейцы возмущены его режимом. Впрочем, и с «проевропейским» «Acum» также все неоднозначно: в Молдове Санду и Нэстасе официально обвиняют в связях с Кремлем – финансировавший их фонд Open Dialog был якобы связан с российскими спецслужбами через главу фонда Наталью Козловскую и одного из меценатов – казахского олигарха Мухтара Аблязова.

Возможно, вы спросите: «А где же люди Москвы?» Если не считать спекуляций вокруг «Acum», больше всего на эту роль подходит PSRM и действующий президент Игорь Додон. Действительно, риторика Додона и социалистов – пророссийская, а частота визитов президента в Россию, кажется, не оставляет никаких сомнений. Неудивительно, что некоторые эксперты утверждают, что нынешний молдавский президент – первый за много лет кишиневский политик, намеренный восстановить отношения с Москвой. В качестве аргумента приводится ряд успехов в торгово-экономической сфере – отмена эмбарго для некоторых молдавских товаров и амнистия для работающих в России молдавских граждан.

Тем не менее, в также встречается мнение, что на самом деле PSRM находится в зависимости от Плахотнюка. Эта версия аргументируется якобы пассивным отношением Додона к своему отстранению от власти парламентом (пять раз в течение двух лет) и отсутствуем прямой критики в адрес Кукловода. Наконец, свои сомнения в пророссийском настрое молдавского президента скептики подкрепляют примером «внезапной» «вестернизации» пророссийского коммуниста Владимира Воронина. Молдова – «Страна чудес», тут и не такое случается!

Что же касается партий «Шор» и PCRM, то в их связях с Плахотнюком мало кто сомневается: в случае с коммунистами достаточно вспомнить тесные деловые связи олигарха с Ворониным. В свою очередь, лидер партии «Шор» мэр Оргеева Илан Шор, до сих пор избежал вынесения судебного приговора, несмотря на весомые доказательства в «краже века». Кроме того, вся партийная пропаганда партии «Шор» направлена исключительно на конкурентов Плахотнюка – оппозиционный блок «Acum»...

Для непосвященного «политическая кухня» Молдовы, возможно, видится классическим рестораном, где каждая партия готовит свое «блюдо» для электората. На самом же деле это грязная закусочная, где есть лишь два дерущихся «повара» и несколько «мальчиков на побегушках». «Блюдо» здесь получает не избиратель, а лишь тот, кто больше заплатит.

Ничья земля

Есть все основания полагать, что на предстоящих парламентских выборах 2019 года независимо от результатов победит Владимир Плахотнюк. Просто потому, что у его конкурентов из «Acum» нет столько возможностей, как у самого могущественного человека Молдовы, которого поддерживает Вашингтон. Возможно, мы увидим невероятные альянсы. Возможно, это будет грандиозная подтасовка голосов. Молдова ведь «Страна чудес», там возможно все.

Тем не менее, даже победа Плахотнюка не будет означать победу США над европейцами и русскими в борьбе за Кишинев, так как Кукловод такой же «проамериканский», как и Воронин был «пророссийским». Ведь смысл существования всей молдавской политической элиты – накопление как можно большего количества денежных средств, что подразумевает постоянный поиск новых «меценатов».

И все же очень хочется верить, что в Молдове еще есть честные политики-государственники, которым небезразлично будущее их страны и которые способны вытащить государство из трясины коррупции и беззакония. Что ж, ближайшие выборы это покажут!

Екатерина Бородина

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей