Сен 24

Владимир Плахотнюк Как в маленькой стране, расположенной на стыке интересов великих держав, завоевать и удерживать власть с использованием демократических процедур, при этом не располагая поддержкой ни внутри страны, ни за ее пределами? Оказывается, такое возможно. Многие эксперты признают: правящий в Молдове режим, вопреки воле абсолютного большинства народа, имея мощных оппонентов, поддерживаемых из-за рубежа, вероятнее всего, благополучно пройдет электоральный рубеж и сохранит власть.

Если бы выборы по смешанной системе состоялись сегодня, парламент поделили бы примерно в равных пропорциях социалисты, Демократическая партия и представители правой оппозиции из блока ПАС-ДА-ЛДПМ. Относительно недавно реальным кандидатом на прохождение в парламент стал политический «попутчик» демократов - Партия Шора. «Наша партия», ПКРМ и унионисты, наверное, смогли бы получить в совокупности 5-7 депутатских мест по одномандатным округам.

Казалось, что такой расклад должен устраивать лидера ДПМ Влада Плахотнюка. Теоретически, угрожая Западу возможностью создать коалицию с социалистами, он мог бы принудить правых вступить с ним в альянс и сформировать однородное прозападное правительство. Тем самым затянувшийся внутриполитический кризис в стране завершился бы новым его триумфом.

Для Плахотнюка проблема в том, что сильная фигура в Молдове Западу не нужна. С точки зрения Вашингтона и Брюсселя режим Плахотнюка не обладает легитимностью. Слишком велики к нему претензии по поводу дискредитации «европейской идеи». В западных столицах хотели бы видеть у власти в Молдове более слабых и более управляемых политиков. Санду и Нэстасе – идеальный для них вариант. Но на Западе также осознают, что если еще до выборов они станут прессинговать режим Плахотнюка, преимущество получит Партия социалистов, и тогда западный контроль над Молдовой еще более ослабнет, а у России появится шанс если не восстановить утраченные позиции в регионе, то, по крайней мере, приостановить процесс евроатлантической интеграции этой страны.

На деле тот исход выборов, который пока наиболее вероятен, несет в себе массу рисков для режима. Угроза коалиции демократов с социалистами, кажется, уже не особо пугает западников, далеко не факт, что они станут принуждать ПАС-ДА-ЛДПМ создавать очередной «Альянс за европейскую интеграцию» с тем, кто однажды уже произвел захват государства. Кроме того, сами правые хорошо понимают, что коалиция с Плахотнюком несет для них лишь политическую смерть. Поэтому у них останется выбор: наблюдать за дальнейшим укреплением режима со скамейки запасных, хоть и в качестве парламентской фракции, либо решаться на «цветную революцию», с санкции Запада, конечно. А там уже и унионисты в качестве ударной силы подтянутся.

В Демпартии, видимо, уже осознали, что их ставка на принуждение к альянсу ПАС-ДА-ЛДПМ слишком ненадежна. Естественно, они отрицают какую-либо возможность альянса с левыми. Такой шаг окончательно делегитимизирует режим в глазах Запада, более того, именно он может стать спусковым крючком для «цветной революции». Пойти на такой шаг демократы могут только при самом плохом для них исходе выборов.

А потому у Плахотнюка не остается других вариантов, кроме как выигрывать выборы всеми правдами и неправдами.

Смешанная избирательная система позволяет шире использовать административный ресурс. Благодаря ей Демпартия может провести по мажоритарным округам порядка 20-25 своих кандидатов и «независимых». Рейтинг самой партии невысок – около 10%, но за счет контроля над избирательными комиссиями результат на выборах можно довести до 14%. Для победы этого явно недостаточно. Партия Шора при поддержке власти соберет еще 6-7%, проведет одного или двух своих кандидатов по одномандатным округам. Но и этого мало. При самом благоприятном раскладе Плахотнюку не хватает еще 12-15 мандатов. Где их взять?

Политическое объединение Санду и Нэстасе аккумулирует голоса избирателей, настроенных категорически враждебно лично к Плахотнюку. По сути, именно за счет антиолигархической риторики правые и поддерживают свой достаточно высокий рейтинг. Заигрывания власти с унионистами, которые мы наблюдали в начале 2018 года, не принесли ДПМ никаких политических очков, только сплотили ряды сторонников ПСРМ, привлекли на их сторону прогосударственно настроенных избирателей. Переманить достаточное количество голосов избирателей справа не получается, а потому остается левый фланг.

Сначала мы видели заметное укрепление позиций Партии Шора – попутчика ДПМ. Шор отбирает у ПСРМ прежде всего голоса малообеспеченных граждан, пенсионеров, той части населения, которая заинтересована просто в собственном выживании. Сеть социальных магазинов, открытых Шором, – это пункты политической агитации за его партию. Это означает, что по крайней мере 6% голосов избирателей, которые могли бы проголосовать по партийным спискам за ПСРМ, будут отобраны у социалистов. Шор закрепился не только в Оргееве, он попытается расширить свое влияние среди электората на «красном» юге Молдовы, в Гагаузии.

И вот сейчас мы наблюдаем невероятную трансформацию Демократической партии. Объявляя ДПМ «промолдавской», «партией всех молдаван», Влад Плахотнюк вторгается в пространство, на котором до недавнего времени очень комфортно себя чувствовали социалисты.

ПСРМ всегда позиционировала себя как пророссийское и промолдавское формирование. В последнее время мы видели, что пророссийская риторика стала уходить на второй план, а промолдавский курс оказался основой идеологии. Это, с одной стороны, не противоречило взглядам основной части электората ПСРМ, в том числе и мнению представителей национальных меньшинств, с другой - позволяло этой партии увеличивать ряды своих сторонников за счет тех молдавских избирателей, которые не имеют четкой геополитической ориентации, но хотят жить в процветающей стране. Теперь по этой достаточно выигрышной стратегии социалистов ДПМ наносит чувствительный удар.

Одно дело, когда отказ от геополитического подхода в идеологии и переход на промолдавские рельсы провозглашает пророссийская партия, что логично с точки зрения и мнения избирателей, и истории страны. Российско-молдавские отношения насчитывают полутысячелетнюю историю, и они всегда были дружественными. А вот 150-летнюю историю отношений России и Румынии трудно назвать позитивной. Потому Россия объективно заинтересована в сохранении дружественного молдавского народа, а не в ликвидации его путем вливания в румынскую нацию. К сожалению, Россия далеко и не имеет достаточных рычагов влияния в Молдове.

И совсем другое дело, когда аналогичный ход совершает партия проевропейская. ДПМ пытается создать «молдовенизм с европейским лицом». И, хотя в Евросоюзе не признают наличия самостоятельного молдавского языка (а значит, в перспективе, и молдавского народа), приходится согласиться, что в условиях мощнейшей проевропейской пропаганды, которая ведется в Молдове постоянно, этот идеологический франкенштейн может иметь шансы на успех.

В данном случае одна из целевых аудиторий для ДПМ – это госслужащие, которые заинтересованы сохранить свои рабочие места и страшатся гипотетической «унири» с Румынией как способа евроинтеграции. Есть определенная категория избирателей, которые в целом поддерживают ПАС-ДА-ЛДПМ, но смущаются наличием прорумынских лозунгов, которые там периодически звучат. Если промолдавская риторика ДПМ будет дополняться ростом зарплат госслужащих, решением социальных вопросов и укреплением государственных институтов (а меры в этом направлении уже предпринимаются ДПМ), стройные антиолигархические ряды могут утратить свой запал. Сторонников у блока ПАС-ДА-ЛДПМ демократы особо не оттянут, но колеблющийся электорат справа привлечь смогут.

Однако главный удар, конечно, наносится по позициям ПСРМ. Демократы решили перехватить инициативу у социалистов в качестве ведущей патриотической силы в стране. Их цель – молдавский электорат социалистов, расчет именно на тех граждан, для которых геополитический подход не важен, но важна их молдавская идентичность (в противовес навязываемой в школах и через СМИ румынской идентичности). Таких, по меньшей мере, треть населения. Евроинтеграция РМ для них не является чем-то негативным, позитивно они воспринимают и идею сближения с Россией. Правильно поданный промолдавский националистический акцент в новой риторике демократов может нивелировать Партию социалистов до политического объединения национальных меньшинств. Вопрос, поверят ли молдавские избиратели «патриотам», которые еще в начале этого года цинично разрешали местным органам власти провозглашать декларации об объединении с Румынией?

Пока рано давать прогнозы, каких результатов смогут добиться демократы благодаря изменению своей предвыборной тактики. Для победы им надо более чем вдвое увеличить число своих сторонников. Пока очевидно, что наращивать свой электоральный потенциал они планируют за счет левых партий. Чем ответят социалисты?

Игорь Шорников, директор Института социально-политических исследований и регионального развития

теги: , ,

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Закладки Yandex

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей