Loading...
марта 08

Банковская блокадаВласти Молдовы продолжают использовать меры финансового давления в отношении Приднестровской Молдавской Республики. При этом они наносят вред экономическим агентам и предприятиям самой Молдовы. Председатель Приднестровского республиканского банка Владислав Тидва в интервью «Новостям Приднестровья» рассказал о всех проблемах и опасностях, связанных с финансовой блокадой республики.

По словам главного банкира страны, в торгово-экономических отношениях между Приднестровьем и Молдовой наблюдается профицит. Это значит, что ПМР отправляет в РМ больше товаров и услуг, чем импортирует. Эта диспропорция за прошлый год примерно двукратная. Учитывая, что все расчёты с Кишиневом осуществляются только в леях, выручка от экспорта в леях, которая не покрывается импортными платежами в пользу резидентов РМ, «оседает» в Приднестровье.

До сих пор приднестровские предприятия могли посредством банковской системы Молдовы свободно конвертировать эти леи в другие иностранные валюты и рассчитываться со своими зарубежными контрагентами. Однако, начиная с прошлого лета, молдавские банки стали отказывать экономическим агентам из Приднестровья в открытии счетов и закрывать уже имеющиеся. В результате конвертация леев в доллары, евро или российские рубли стала невозможной. А с последней декады января этого года финансовая блокада усилилась.

«Произошло обострение ситуации, связанной с осуществлением приднестровскими предприятиями платежей в пользу своих молдавских контрагентов, а также в части пополнения своих счетов в молдавских банках для дальнейшей оплаты импорта», - отмечает Владислав Тидва.

Председатель Приднестровского республиканского банка отмечает, что только за последние две недели с теми или иными ограничениями столкнулись 24 приднестровских предприятия. Банкир новые проблемы, инициированные Кишинёвом, условно разделил на три группы.

Первая группа связана с возвратом платежей, осуществляемых приднестровскими предприятиями в сторону контрагентов из Молдовы.

«Мы впервые за 30 лет сталкиваемся с такой ситуацией, когда наши предприятия не способны оплатить приобретение товаров и услуг, произведённых в Молдове. Раньше до такого ситуация никогда не доходила», - подчеркнул председатель ПРБ.

Вторая группа проблем – «зависание платежей в воздухе». Они не доходят до контрагентов из Молдовы, но и нашим предприятиям тоже не возвращаются.

«Получается, что наши предприятия вроде как не выполняют свои обязательства в рамках заключённых договоров. Хотя все средства они перечислили. И деньги могут так висеть неделю, две, а то и более», - добавил Владислав Тидва.

Третья группа проблем – в ряде случаев происходит так, что денежные средства зачисляются в пользу молдавских компаний, но при этом блокируются на их же счетах. И такая блокировка также может продолжаться в течение продолжительного периода времени.

Чем мотивирует свою позицию Кишинёв?

В качестве формального повода для введения блокадных мер Кишинёв в лице Национального банка Молдовы сослался на правила в области противодействия легализации доходов, полученных незаконным путём, или AntiMoney Laundering.

Банки Молдовы сетуют на то, что они не могут получить информацию о транзакциях из достоверных источников, в частности, не могут подтвердить конечных бенефициаров по сделкам, то есть владельцев приднестровских компаний.

Аргумент №2 – у приднестровских банков отсутствует лицензия НБМ, поэтому с ними нельзя взаимодействовать. А любой перевод платежа, как известно, проходит через два банка. В данном случае через приднестровский и молдавский.

Почему эти аргументы не состоятельны?

Владислав Тидва считает все эти аргументы Кишинева ничем не обоснованными. Приднестровские предприятия в повседневном режиме по запросу банков Молдовы предоставляют информацию о своих владельцах. Но молдавские банки не устраивает, что эта информация содержится в документах, выдаваемых компетентными органами Приднестровья. При этом они прекрасно понимают, что любые претензии такого рода противоречат заключённым в ходе переговорного процесса соглашениям. В частности, они идут вразрез с принятым сторонами «Протоколом о взаимном признании на территории Приднестровья и Республики Молдова документов, выдаваемых компетентными органами сторон» от 16 мая 2001 года.

«Кроме того, Агентство государственных услуг Республики Молдова осуществляет временную регистрацию приднестровских предприятий на основе учредительных документов и выписок из Государственной Службы регистрации и нотариата Министерства юстиции ПМР. То есть по сути Приднестровские документы уже принимаются органами власти Республики Молдова при осуществлении временной регистрации, и любой может обратиться на сайт Агентства, где однозначно указано, что для получения временной регистрации необходимо предоставить учредительные документы, сертификат регистрации и выписку из Государственного реестра Приднестровья», - отмечает председатель ПРБ.

Получается, Кишинёв исповедует политику двойных стандартов: когда удобно, Молдова признаёт документы, выданные государственными органами Приднестровья, а когда неудобно – признавать отказывается.

Что же касается «антиотмывочного» законодательства, то аналогичные правовые акты действуют и в Приднестровье. И они соответствуют стандартам Группы разработки мер борьбы с отмыванием денег (FATF) – международной организации в области противодействия легализации доходов, полученных незаконным путём.

По словам главы финансового регулятора Приднестровья, также несостоятельны и претензии Кишинева к отсутствию у приднестровских банков лицензии от НБМ.

«В переговорной базе есть документы, где признаётся приднестровская банковская система. И там она называется именно банковской системой. Ни о каких лицензируемых банках речи нет», - подчеркнул Владислав Тидва.

Руководитель приднестровского Центробанка в целом позицию Кишинёва характеризует как непоследовательную и противоречивую, а введённые ограничения – искусственными.

«Если эти банки нелицензированны, то почему в 2019 году в их адрес со стороны молдавских коммерческих банков было осуществлено платежей на сумму более трёх миллиардов лей? Получается, когда леи отправляются в адрес приднестровских банков, то ни у кого никаких вопросов не возникает в части наличия лицензии, когда же платежи следуют от приднестровских коммерческих банков, то такие вопросы почему-то появляются?» - констатирует председатель ПРБ.

Владислав Тидва уверен, что настоящие причины финансовой блокады кроются в политической плоскости, и никак иначе. А законодательство в области противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путём, используется лишь как инструмент давления на Приднестровье.

Какова реакция международного сообщества?

По словам руководителя приднестровского Центробанка, международные посредники пытаются создавать условия для переговорного процесса. На 10 марта намечена встреча в рамках банковской подгруппы. Совсем недавно под эгидой ОБСЕ был проведён семинар с участием экспертов «Берлин Экономикс». Однако пока существенных результатов по решению проблемы добиться не удалось.

Банковская блокада наносит вред экономике самой Молдовы

По мнению главы Центробанка ПМР, ужесточая финансовую блокаду, Кишинёв «стреляет сам себе в ногу».

«По всей видимости, мало кто задумывается, что во взаимную торговлю между Приднестровьем и Молдовой вовлечено около 1 300 предприятий из двух стран. Торговые связи позволяют развиваться обеим экономикам, обладая синергетическим эффектом: если двенадцать лет назад товарооборот между Приднестровьем и Молдовой составлял около 70 млн долларов, то в 2019 году он уже достиг 375 млн долларов. А подобные ограничения будут приводить к уменьшению торгово-экономического сотрудничества и, соответственно, снижению эффективности экономик в целом», - отмечает Владислав Тидва.

Мнение, что торговля между Приднестровьем и Молдовой – это только электроэнергия, ошибочно, подчеркнул в разговоре председатель Приднестровского республиканского банка, так как она составляет всего 39% внешнеторгового оборота. Перечень товаров достаточно широк: продукты питания, медикаменты, стеклянная тара, упаковка, цемент, продукция металлургической промышленности.

«Более того, необходимо учитывать и объёмы оказываемых друг другу услуг, причём Приднестровье в большей степени пользуется услугами резидентов Молдовы, ежегодно оплачивая их на сумму 20 млн долл. Приводя данные факты, хочу подчеркнуть, что негативные последствия скажутся не только на работе 614 предприятий Приднестровья, задействованных во взаимной торговле, но, в первую очередь, предприятий самой Молдовы, которых 679», - констатирует банкир.

Из-за блокадных мер приднестровские компании не смогут взаимодействовать с предприятиями из Молдовы, и они будут вынуждены искать контрагентов в других странах. И этот процесс уже начался…

«Это объективный процесс. Если для осуществления платежа необходимо две недели или платёж вообще невозможно осуществить, то, безусловно, бизнес будет искать альтернативные возможности, искать другие рынки, других торговых партнёров. Наши предприятия уже уведомляют молдавские компании об этом», - сказал председатель ПРБ.

В результате блокадные меры Кишинёва ударят неминуемо по экономике самой Молдовы.

«В данном случае подход, реализуемый Республикой Молдова, НБМ соответствует поговорке «назло бабушке отморожу уши», - считает Владислав Тидва.

Защитные антиблокадные меры

Сложившаяся ситуация, по словам главы приднестровского Центробанка, создаёт определённые риски для экономики Приднестровья. Но в данный момент финансовый регулятор уже инициировал целый комплекс мероприятий, направленных на минимизацию этих рисков.

«Речь идёт о том, чтобы не допустить дисбалансы в экономике, которые негативно влияют на ключевые макроэкономические показатели, такие как экономический рост, обменный курс и индекс потребительских цен. С другой стороны, поиск бизнесом альтернативных возможностей объективно приведёт к снижению зависимости от молдавской экономики и банковской системы Молдовы», - подытожил Владислав Тидва.

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей