июня 06

Игорь Додон На постсоветском пространстве начинают понемногу понимать сущность нового Президента Республики Молдова Игоря Додона. Он ведет многочисленные разговоры о дружественной России, желанном Евразийском экономическом союзе, братском народе Приднестровья и при этом совершать совершенно противоположные вещи – кошмарит граждан России в Молдове, сохраняет прежний курс страны в сторону евроатлантического сообщества, усиливает экономическую блокаду Приднестровья. Информационно-новостной ресурс NewsPMR.Com представляет раскрывающий эту тему очерк журналиста Николая Сырбу на тему раскрытия таланта «балабольства» Игоря Додона.

Президент Молдовы Игорь Додон во время встречи с вице-премьером России Дмитрием Рогозиным назвал приднестровцев «братьями». При этом он подчеркнул, «что надо делать все возможное для того, чтобы они захотели полноценно интегрироваться с правым берегом». Более того, Додон заявил, что «давлением и блокадами ничего не решить» и проблемы нужно решать только через диалог. Это он говорит в России, говорит Дмитрию Рогозину и наверняка Владимиру Путину.

Однако в Молдове Игорь Додон говорит и делает совсем противоположные вещи. На этой неделе президент РМ вместе с премьер-министром и спикером парламента выступили единым фронтом в отношении Приднестровья. Ранее Додон поддержал политику еврокоалиции по установлению совместного с Украиной таможенного и пограничного контроля над приднестровской границей.

В МИДе Приднестровья неоднократно предупреждали, к чему может привести совместный молдо-украинский контроль — это огромные потери для экономики и возможность ареста простых граждан, ведь Молдова завела около 200 политически мотивированных уголовных дел на приднестровских государственных деятелей и предпринимателей. Фактически речь идет о полной блокаде Приднестровья, что может вызвать резкое ухудшение уровня жизни людей. Кроме того, появление молдавских силовиков вне Зоны безопасности, где миротворцы только в 2015 году предотвратили 15 конфликтных ситуаций, может спровоцировать эскалацию напряженности. Таким образом, создается пороховница, к которой, не дай бог, кто-то вздумает поднести спичку.

И вот так Игорь Додон вместе с другими представителями молдавской власти собирается вести диалог с теми, кого он называет «братьями». Это в его понимании никакая не блокада, а некое естественное право Молдовы, хотя претендовать на Приднестровье после кровопролития 1990-1992 годов и последовавшей за ней гибридной войны Кишинев не имеет ни политического, ни исторического, ни морального права.

Наталья Харитонова: «Он и его окружение не могут не осознавать негативных последствий этого конктретного шага».

Между тем российские политологи говорят, что совместный молдо-украинский контроль приднестровской границы — это фактическое нарушение одного из главных принципов переговорного процесса — неоказание давления на одну из сторон.

«Его (Додона) заявления в ходе последнего визита в Москву контрастируют с фактической поддержкой инициативы по установлению ТПП на приднестровском участке молдово-украинской границы. Он и его окружение не могут не осознавать негативных последствий этого конктретного шага», — говорит завкафедрой международной безопасности и внешнеполитической деятельности России факультета национальной безопасности РАНХиГС Наталья Харитонова.

Министр иностранных дел ПМР Виталий Игнатьев отмечает, что установкой постов фактически создана новая региональная реальность.

«Были сломаны те механизмы, в том числе и внешней торговли, которые существовали, были попраны договоренности переговорного процесса. Эти односторонние действия в сфере экономики и передвижения принимаются в условиях, когда намеренно блокируются возможности для решения этих проблем политико-дипломатическими средствами», — сказал Игнатьев.

Молдавский журналист и политический обозреватель Евгений Шлоарь, в статье «Приднестровье: карта не территория» с сожалением отмечал, что Молдова пытается реализовать негативный сценарий решения молдо-приднестровского конфликта — «сделать жизнь жителей и бизнеса региона максимально некомфортной и ждать, пока они на коленях приползут сдаваться». «Переговоры тут, в общем-то, и не нужны — за исключением принятия акта капитуляции», — пишет Шоларь.

«…они хотят и рыбку съесть, и на лошадке покататься. Хотят продолжать движение в сторону Запада и вести антироссийскую политику, и при этом не получать никаких санкций», — Олег Матвейчев.

Похоже, что Игорь Додон говорит о «братьях» и «диалоге», чтобы поддерживать в Москве реноме союзника России, некоего выразителя интересов пророссийски настроенных граждан Молдовы. Однако российский политолог Олег Матвейчев уверен, что вектор «дружбы с Россией», на который якобы опирается Додон, — обманный маневр.

«Абсолютно все делается против России и абсолютно дружественного нам Приднестровья, где сейчас усиливается блокада. Страна (Молдавия) как шла в сторону НАТО от России, так и идет. Все делается так, как хочет НАТО, Европа. То есть они хотят и рыбку съесть, и на лошадке покататься. Хотят продолжать движение в сторону Запада и вести антироссийскую политику, и при этом не получать никаких санкций», — констатировал Матвейчев.

Никита Исаев: «Додон — это нечто похуже Трампа».

По мнению директора Института актуальной экономики и лидера общественно-политического движения «Новая Россия» Никиты Исаева, необходимо перестать относиться к Игорю Додону как к «пророссийскому президенту».

«По сути, Додон — это нечто похуже Трампа, который настолько же беспринципен в своих политических подходах. Задача Додона сейчас — постараться сбалансировать нарастание конфликта между ним, парламентом и правительством. Мы отлично понимаем, что реальной властью в Молдове владеет один человек, и зовут его Влад Плахотнюк. Без сомнения, ближайшие парламентские выборы в Молдове не позволят ему сформировать большинство в парламенте. Так он и останется декоративным президентом», — сказал Исаев, отметив, что при Додоне ситуация как минимум не изменится для Приднестровья в лучшую сторону.

Александр Гущин: «Несмотря на разговоры о России, Евразийском экономическом союзе, в целом будет сохраняться прежний курс Молдовы».

Доцент Российского государственного гуманитарного университета Александр Гущин говорит, что Игорь Додон — это элемент сложившейся в Молдове политической системы с олигархом Владимиром Плахотнюком, не в полной мере самостоятельным президентом как политическим игроком, с новеллами в избирательной системе.

«Неслучайно Додон подвергается критике со стороны той части антиплахотнюковского лагеря, которая раньше сотрудничала с коммунистами. То есть часть пророссийских сил критикует Додона. Кстати, только часть электората Додона настроена жестко пророссийски. Поэтому президент вынужден лавировать», — написал Гущин на сайте политических комментариев «Политком».

По его словам, несмотря на разговоры о России, Евразийском экономическом союзе, в целом будет сохраняться прежний курс Молдовы.

«Додон связан по рукам и ногам в этой ситуации. Готов ли он реально выстраивать курс на сближение с Россией, готов ли не на короткие шаги, а на стратегические решения — у меня пока сомнения в этом вопросе. Сейчас все напоминает в большей степени декларацию о намерениях, чем реальные действия», — отмечает Гущин.

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Закладки Yandex

Отзывов (3) на «Балабол»

  1. философ Слободзеи пишет:

    Мне кажется, все эти годы в своих Новостях мы больше пиарим вражескую Молдову, плохих европейцев и недружественную Украину, чем говорим о развитии своей страны.. Надо бы больше делать что-то в экономике, чтобы перестроить её. Сейчас мы пытаемся выпросить у России деньги под инвестиционные проекты наших производителей. В основном все они работают на экспорт. Как это сочетается с тем, что Молдова и Украина закрывают для нас границу???
    Почему нет ни одного интересного туристического проекта, чтобы к нам привозили деньги ?

  2. александр пишет:

    Вокруг одни враги. Это нереально, не может быть. А может быть враг среди нас.

  3. Иван пишет:

    “имея” много внешних “врагов” легко прятать внутренние проблемы

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей