Loading...
Дек 02

Майя Санду заявила, что с территории Приднестровья должна быть выведена Оперативная группа российских войск, российские миротворцы должны быть заменены на гражданских наблюдателей ОБСЕ, а боеприпасы со складов в селе Колбасна подлежат немедленному вывозу или утилизации.

Президент Приднестровской Молдавской Республики Вадим Красносельский прокомментировал официальному изданию Федерального Собрания РФ «Парламентской газете» эти высказывания молдавского лидера.

Вадим Николаевич, насколько серьёзно воспринимаются слова Майи Санду в Тирасполе?

Как известно, российские военные на протяжении нескольких веков являются неотъемлемой частью системы безопасности всего данного регионального пространства. Не является исключением и нынешняя миротворческая миссия России на берегах Днестра, которая насчитывает 28 лет эффективного выполнения главной задачи по сохранению мира и стабильности.

ОГРВ находится в Приднестровье на легитимной основе, в полном соответствии с итогами референдума, состоявшегося в Приднестровье 26 марта 1995 года, когда более 90%, проголосовавших высказались за сохранение российского военного присутствия.

Оперативная группа российских войск (ОГРВ) осуществляет двоякую задачу: обеспечивает ротацию миротворческого контингента России и осуществляет надёжную охрану складов боеприпасов, оставшихся в наследство от 14-й гвардейской общевойсковой армии СССР и России, расквартированной в Приднестровье ещё с середины XX века.

Хочу особо подчеркнуть, что в Приднестровье не отделяют ОГРВ от миротворческого контингента России. Это прямо взаимосвязанные компоненты. Российские военнослужащие из ОГРВ проходят службу в миротворческом контингенте на ротационной основе. Это и есть те российские солдаты, которые оберегают мир и спокойствие. Каждому представителю Молдовы в трёхсторонней миротворческой операции хорошо это известно.

Таким образом, заявления молдавских представителей разного ранга по поводу ОГРВ носят политизированный характер. Тем самым Кишинёв пытается сместить акценты с реальной повестки для молдо-приднестровского диалога. Как известно, последние годы в переговорном процессе между Приднестровьем и Молдовой наблюдается стагнация из-за нежелания молдавской стороны выполнять взятые на себя обязательства. На фоне очевидной неготовности Молдовы к ответственному диалогу с Приднестровьем призывы к пересмотру миротворческого формата являются попыткой осуществить подмену понятий. Вместо того, чтобы последовательно решать вопросы из международной поддержанной переговорной повестки социально-гуманитарной направленности, молдавская сторона в очередной, наверное, уже в сотый раз, поднимает искусственную проблему «вывода войск».

Приднестровье традиционно призывает власти соседнего государства сфокусироваться на актуальных проблемах переговорного процесса и не тратить время на заведомо бесперспективные дискуссии по вопросу некоего «переформатирования» действующей миротворческой миссии.

Санду также предложила оставить в Приднестровье вместо миротворцев гражданских наблюдателей под эгидой ОБСЕ. Такие предложения звучали и раньше. Могло ли быть такое решение эффективным?

Именно трёхсторонняя миротворческая миссия под эгидой Российской Федерации смогла остановить кровопролитие в 1992 году и создать прочную основу для урегулирования конфликта исключительно политико-дипломатическими средствами.

На сегодняшний день нет никаких юридических оснований и предпосылок для какого-либо изменения действующего формата миротворческой операции. Миротворческая миссия создана в соответствии с Соглашением «О принципах мирного урегулирования вооружённого конфликта…» от 21 июля 1992 года. Данным документом не предусмотрена возможность какой-либо трансформации текущего мирогарантийного механизма.

Более того, функционирование миротворческой операции напрямую соотносится с перспективами переговорного процесса и не может быть изменено до окончательного урегулирования молдо-приднестровского конфликта. Эта позиция подтверждается участниками переговорного процесса. Например, она чётко указана в совместном заявлении президентов Приднестровья, Молдовы и России от 18 марта 2009 года. За подобными попытками пересмотреть реализуемую миротворческую операцию просматривается цель полностью разрушить базовую основу переговорного процесса с неопределёнными перспективами.

Хочу отметить, что Молдова и Приднестровье уже имели печальный опыт развёртывания гражданской миссии с международным мандатом. Видимо, избранный президент РМ и другие молдавские политики позабыли, что в 1992 году уже действовала четырёхсторонняя миссия военных наблюдателей, которая стала наглядным примером того, что при возникновении военной опасности наблюдатели не в состоянии повлиять на ситуацию и обеспечить безопасность населения.

Сегодня действующий формат миротворческой операции безукоризненно справляется с задачей поддержания мира и предоставляет возможность находить решения в рамках политического диалога.

Склад боеприпасов, оставшихся после распада СССР в приднестровском селе Колбасна, насчитывает свыше 20 тысяч тонн снарядов, мин, патронов. Транспортировка их невозможна, о чём говорилось в ходе визита в Молдавию в прошлом году министра обороны России Сергея Шойгу. Насколько заявления Санду коррелируются с реальностью?

В Приднестровье привыкли к тому, что молдавские политики периодически выступают с резонансными заявлениями, не утруждая себя попытками вникнуть в содержание таких серьёзных вопросов, возникших задолго до обретения Молдовой своей независимости. Военное имущество, находящееся на территории Приднестровья, является российской собственностью и охраняется российскими военнослужащими.

Попытки решать такие тонкие вопросы в рамках публичной риторики и без тесной координации с Российской Федерацией и Приднестровьем не могут рассматриваться всерьёз. Не думаю, что громкие декларации, созвучные политическим требованиям отдельных стран – членов НАТО о нейтрализации российского военного присутствия в Приднестровье, будут способствовать продвижению в этом вопросе.

В этом вопросе Кишинёву следовало бы проявить больше ответственности и вдумчивости, в том числе при формулировании своей позиции.

Как планируете строить отношения с новым руководством Молдавии в свете заявлений Санду о нежелании проводить переговоры с руководством Приднестровья?

Мы открыты к диалогу с любым руководством Молдовы для обсуждения двусторонних отношений и широкого комплекса вопросов переговорного процесса.

На протяжении последнего десятилетия на президентском посту в Кишинёве находились разные люди. В случае, когда президент соседнего государства не мог выступать в качестве партнёра по переговорам, а такая ситуация была с 2010 по 2016 год, диалог проходил с участием руководителя исполнительных органов власти РМ, и достигаемые договорённости подписывались на уровне молдавского премьер-министра.

Думаю, что со временем придёт ясность в вопросе готовности конкретных представителей Кишинёва вести цивилизованный диалог с руководством Приднестровья. Очевидно, что если есть реальное желание решать актуальные проблемы в молдо-приднестровских отношениях, то альтернатив двустороннему взаимодействию не существует.

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей