Авг 22

Война в Приднестровье Если бы, не дай бог, тут вновь затеялся конфликт, то многие умники задним числом нашли бы немало симптомов его заблаговременной подготовки. Информационной, политической, организационной.

Заметен рост публикаций на русском и румынском, в которых анализируются военный потенциал конфликтующих сторон, описываются сценарии поведения глобальных игроков в случае начала военных действий.

Молдавские политики всех известных ориентаций стали все чаще и чаще вспоминать Приднестровье. Контекст этих упоминаний более чем тревожный. «Борьба», «война», «отстоим независимость», «принудим к реинтеграции». Общим для всех заявлений стало то, что о Приднестровье больше не говорят, как об обществе, людях, гражданах. Это теперь просто «земля». То есть, плацдарм.

Новое и то, что нарастающая информационная артподготовка почти не упоминает «проклятых тираспольских сепаратистов». Их стараются особо не задевать. Они не кажутся стороной конфликта. Пропагандистские снаряды летят прямо в сторону Москвы, России, российских миротворцев.

То же самое можно сказать и про Кишинев. Регулярные антироссийские перформансы кишиневской власти – от высылки дипломатов, журналистов, депутатов Госдумы до объявления персоной нон грата Дмитрия Рогозина – оцениваются не как акты гражданского мужества или политического безумия молдавского правительства, а как исполнение инструкций коллективного Запада. Тот же Игорь Додон всякий раз одинаково комментирует подобные события. Мол, прошу Москву не реагировать, это кишиневская власть все сделала не по своему разумению, а по указанию Вашингтона.

Иными словами, сегодня картинка такова, будто возможный конфликт Тирасполя и Кишинева больше не будет выглядеть этакой «суверенной войнушкой» двух обанкротившихся и обезумевших молдавских республик. Не старым, знакомым «размороженным локальным конфликтом», в котором глобальные игроки смогут сохранить лицо благородных и невозмутимых миротворцев, способных грозно и дружно рявкнуть на своих подопечных и принудить их к немедленному миру. Наоборот, набирающая обороты пропагандистская война выводит именно их – Россию, США, ЕС, Украину – в число основных заинтересованных сторон в конфликте.

Понятно, что пока все это – паранойя. Но любая война – это и есть узаконенное безумие. При том, что, в отличие от 1992 года, тут точно никто воевать не хочет, это безумие больше не кажется невозможным.

Местные пикейные жилеты уже смело называют основных «поджигателей войны» и расписывают взаимоисключающие сценарии, в которых правильно организованная провокация на Днестре становится фактором масштабного геополитического землетрясения.

По одним сценариям «имперская Россия», используя возможные провокации на Днестре в качестве casus belli, прорывается в герметически закупоренное Киевом и Кишиневом Приднестровье, высаживает десант в Тирасполе, содействует свержению Плахотнюка в Кишиневе, получает всю Молдову и, чтобы два «раза не вставать» заодно «оккупирует» кусок Одесской области.

По другим сценариям, наоборот, военную провокацию организуют американцы. Для того чтобы в канун президентских выборов в России превратить приднестровскую тему в фактор внутренней политики России.

Если Россия не вмешивается в конфликт путем активной военной операции, то, соответственно, действующая российская власть выглядит слабой, бросившей своих граждан, включая миротворцев, на произвол судьбы. Если же Россия все-таки совершает бросок в Тирасполь, то тогда она – дважды агрессор. В отношении, понятно, Молдавии и в отношении Украины, которую ну никак не облететь по пути в Тирасполь. Россия вязнет в открытом международном конфликте у границ НАТО с непредсказуемым финалом и полной утратой связей с Европейским союзом.

Почему все эти бредовые сценарии активно обсуждаются? Почему они кажутся реальными?

Понятно, что события в соседней Украине отчасти стали убедительной иллюстрацией того, что люди в этой части Европы, как ни странно, находят моральные основания для того, чтобы убивать друг друга. Понятно, что очередные санкции против России и ЕС лишь добавляют аргументов этой шизофренической реконструкции.

Но главное все-таки другое.

Молдавия – это страна, в которой народ полностью утратил остатки своего суверенитета, то есть способность действительно выбирать власть и влиять на власть. Снизу кажется, что уж если кто-то и влияет на этих ребят из «высоких кишиневских кабинетов», то влияет дурно и только напрямую из Белого Дома или Кремля. Отсюда вся эта бесконечная конспирология.

Молдавия – это страна, в которой двуглавая, пророссийско-прозападная власть и противостоящая ей пророссийско-прозападная оппозиция обсуждают только одну тему: тему выбора между Западом и Востоком. Больше ничего! Вообще ничего. Но сам этот жанр тоже деградирует. Скатывание на тему войны – это закономерный финал, симптом уже полной идейной беспомощности.

Ну и, в конце концов, за последние восемь лет общество привыкло, что в Молдавии возможны только плохие сценарии. А нынешняя жизнь тут настолько плоха, что хуже – только война.

Марк Ткачук, доктор исторических наук, экс-советник президента Молдовы

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Закладки Yandex

Один отзыв на «Хуже – только война»

  1. 12345 пишет:

    Такчук кто ты такой? Советник так иди и советуй президенту Молдовы, развонялся тут, наверное никому и нигде твои советы и даром не нужны.

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей