Окт 29

Андрей СафоновВ средствах массовой информации Молдовы появились сообщения, что Конституционный Суд Молдовы, почти полностью состоящий из лиц, имеющих румынское гражданство в качестве второго, намерен в очередной – который по счёту? – раз отстранить от своих обязанностей Президента РМ Игоря Додона.

Из сообщений явствует, что глава Молдовы не желает подписывать несколько принятых Парламентом законов.
В самой этой истории нет ничего удивительного. К таким ситуациям все привыкли. Но на определённые выводы она наталкивает, а именно: для России и Приднестровья давно необходимо все аспекты взаимоотношений развивать напрямик. Кто не слеп, тот видит, что официальный Кишинёв даже в случае ослабления прозападных и прорумынских сил не станет военно-политическим союзником России.

Почему? Если парламентское большинство и Правительство Молдовы требуют безоговорочного вывода российских войск с берегов Днестра, то Президент Додон говорит о «конституционном нейтралитете по типу Туркменистана», что также означает также вывод солдат России. Правда, иногда вместо вывода он говорит об «эвакуации». Так или иначе, но без российских воинов Приднестровье неизбежно подвергнется нападению. Примеры Югославии, Ирака, Ливии не внушают оптимизма.

И Парламент, и Правительство, и Президент Молдовы одинаково поддерживают установление двусторонних молдо-украинских постов на приднестровско-украинской границе. Проще говоря, контроль Кишинёва над приднестровскими экспортом и импортом. Это наносит большой экономический и финансовый ущерб для нашей страны. В частности, развитию приднестровской торговли с Россией.

Как ни крути, для России выигрыша никакого. Выигрыш есть в одном случае – если российско-приднестровские отношения будут прямые во всех сферах, о чём было сказано выше. На фоне попыток боевых кораблей НАТО проникнуть в Азовское море и бессилия действующего Президента Молдовы помешать участию Национальной Армии Молдовы в учениях НАТО это является пока единственной возможностью для Москвы зацепиться за позицию в Южной и Юго-Восточной Европе. Кроме того, в последние годы западные и румынские военные участвуют в учениях на территории самой Молдовы.

Приднестровская же и российская армии также крепят союзные отношения, показывая, что западники и румыны не пересекут молдо-приднестровскую границу. Но ведь двусторонние отношения Москвы и Тирасполя не исчерпываются военной сферой. Значит, прямые отношения необходимы в политической, дипломатической, экономической, социальной, культурной и гуманитарной областях.

Пусть даже некоторое время официального признания ПМР со стороны России и не будет, чтобы не провоцировать жёсткое давление на ПМР и изоляцию нашей Республики.

Пусть на словах звучат дежурные протокольные декларации о «приверженности территориальной целостности Молдовы».
Зато на деле Москва может работать тесно с Тирасполем, не обращая внимания на протесты противников этого. Такой опыт в приднестровско-российских отношениях есть: так, Россия поставляет Приднестровью газ, но счёт за него адресуется Кишинёву. Почему?

Во-первых, политики Молдовы заявляют, что она признанная республика, а Приднестровье непризнанная республика. Значит, по всем нормам международного права платить приходится признанным.

Во-вторых, ПМР является де-факто военно-политическим союзником России и держит курс на евразийскую интеграцию, тогда как Молдова объявила своим приоритетом интеграцию европейскую, а некоторые политические силы РМ даже требуют ликвидировать независимость собственной страны и влить её в состав Румынии.

Спрашивается: так зачем при таком раскладе России требовать деньги со своего приднестровского союзника? Тем более, что для Приднестровья вхождение в состав Румынии изначально неприемлемо.

Подытожим: для развития прямых приднестровско-российских отношений наступили наиболее благоприятные времена за последние годы, и никакие посредники Тирасполю и Москве попросту не нужны.

Андрей Сафонов

теги: ,

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Закладки Yandex

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей