июня 20

Бендерская трагедия19 июня 1992 года, 27 лет, назад началась битва за Бендеры. Началась она со вторжения вооружённых сил Молдовы в город, который расположен на Правобережье Днестра, но при этом входит в состав Приднестровской Молдавской Республики.

Судя по тому, как разворачивались события, ведущую роль в развязывании боёв в Бендерах играл националистический прорумынский Президиум Парламента Молдовы во главе с Александру Мошану. Этот Президиум был сформирован весной 1990 года, на волне развала Советского Союза, доживавшего последние месяцы. Президент Мирча Снегур, партийный аппаратчик, почувствовавший, куда ветер дует, перешёл на сторону националистического Народного Фронта, хотя был менее радикален, чем его коллеги из руководства законодательного корпуса Молдовы.

Общепризнанным «ястребом» того времени считался министр обороны, генерал Ион Косташ, ранее служивший главой МВД. Сам он был военным лётчиком.

Вторжение готовилось заранее

В то время я был депутатом Верховного Совета Молдавской ССР (по мере развала союзных структур он стал Парламентом Молдовы). В июне 1992 года мы собрались на сессию, чтобы обеспечить развод войск Молдовы и Приднестровья и закрепить мирное состояние. Об этой сессии я писал в своей книге «В Парламенте Молдовы и за его стенами. 1988-1992». Здесь скажу лишь, что к 18 июня было проголосовано соответствующее парламентское решение. Я и мои коллеги, вернувшись в Тирасполь, доложили руководству ПМР об этом, но спокойствия всё равно не было.

Теперь важный факт. Вторжение началось уже 19 июня, но, когда начали изучение документов павших воинов Молдовы, вскрылось: некоторые из них были призваны и распределены по частям 16,17,18 июня. Говорили, что имелись и более ранние даты, но я знаю о тех, что сказал. Это значит, что наша общая работа в Парламенте Молдовы использовалась кишинёвскими «ястребами», как авантюрное прикрытие подготовки к новому раунду войны.

Те кишинёвские источники, которые обвиняют в начале Бендерской трагедии приднестровцев, упускают из вида не только организованность вторжения и сгруппированность сил Молдовы, но и то, что сам президент Снегур заявил уже в первые часы сражения, что «в городе восстанавливается конституционный порядок». При обороне от инициативного противника так не заявляют.
К тому же я, как и все, кто находился в Бендерах в то время, видел, как быстро и организованно захватывается город.

Программа-максимум руководства Молдовы в дни вторжения

Какова была конечная цель операции? Моё впечатление: программа-максимум включала в себя захват и изоляцию правобережных Бендер от основной, левобережной территории Приднестровья, недопущение подхода помощи приднестровским силам обороны в Бендерах, а затем, во время второй фазы операции, вторжение на Левобережье.

Нюанс: войска Молдовы важное внимание уделили созданию жёсткого узла сопротивления у моста через Днестр, установив там противотанковые орудия «Рапиры». И они несколько раз отражали танковые атаки приднестровцев с левого берега Днестра.

В конце концов, порыв тех, кто шёл в бой с желанием помочь осаждённым в Бендерах товарищей, победил. Приднестровские части прорвались вечером 20 июня в центр Бендер и деблокировали державшие оборону городской исполком (ныне госадминистрация), рабочий комитет, казармы 2-го батальона Республиканской гвардии и т.д.

Программа-минимум руководства Молдовы в дни вторжения

Пошли бои в городе. И вот тут, 22 июня, самолёты ВВС Молдовы попытались разбомбить мост через Днестр. Это могло означать главное: в Кишинёве поняли, что программа-максимум со вторжением на Левобережье Днестра срывается, войска Молдовы увязли в городских столкновениях.

В этой ситуации высшее политическое руководство Молдовы и военное командование перешло к программе-минимум: отсечь правобережную часть ПМР от основной части страны, подавить в Бендерах и приднестровских правобережных сёлах сопротивление, зачистить захваченные территории от противников национализма, а после всего – «уйти» в Румынию, восстановив демаркационную линию 1918-1940 годов, пролегавшую между СССР и Румынией по Днестру.

Я специально подчёркиваю, что в 1918-1940 годах между СССР и Румынией была не граница, а демаркационная линия, поскольку вооружённый захват Бессарабии (междуречья Прута и Днестра) и незаконную оккупацию, вопреки воле населения Бессарабии, Советская страна не признавала. Достаточно сказать, что только за 1919-1924 годы против румынской оккупационной власти было 3 мощных народных восстания – в Бендерах (1919), в Хотине (1919) и Татарбунарах (1924).

Учитывая прорумынскую истерию в Молдове 1989-1992 годов, принятие трёхцветного румынского (несколько видеизменённого) флага в качестве государственного, поставки румынского оружия Молдове (как сказал тогдашний президент Румынии Ион Илиеску, «оборонительного оружия для пехоты») – вариант «нового воссоединения разделённого народа» (выражение прорумынских пропагандистов) в те дни представлялся реальным вариантом.

Пусть всегда будет мир

Защитники Бендер и всего Приднестровья сорвали эти планы. А им на помощь пришли российские и украинские воины, которые сражались плечом к плечу друг с другом. Вторжение выдохлось, бои по всей линии фронта – от Бендер до Дубоссар – постепенно заглохли. Затем, 21 июля 1992 года, в Москве подписали мирное соглашение, а вскоре на Днестре начали службу миротворцы России, Приднестровья и Молдовы.

Нередко ветераны той войны с обеих сторон встречаются, вспоминают «дела давно минувших дней» и радуются тому, что у людей хватило силы воли остановить бойню и утвердить мир.

Пусть же так и останется!

Андрей Сафонов, депутат Верховного Совета Молдавской ССР 1990-1992 гг.

Один отзыв на «Битва за Бендеры»

  1. Аноним пишет:

    На самом деле нет ни какого мира, а отложенная война на неопределённый срок. Пока Россия и Приднестровье не станет одной страной войны в будущем не избежать. Готовьте поколение к этому.

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей