Сен 11

ОБСЕ На протяжении десятилетий главами Миссии ОБСЕ в Молдове были исключительно представители Соединенных Штатов. Когда-то, особенно после срыва Меморандума Козака, приднестровские дипломаты, эксперты, журналисты задавали вопросы представителям ОБСЕ: с чем связана такая безальтернативность? Внятных комментариев не поступало. В общем-то, все смирились и воспринимали эту ситуацию как данность. Однако, как недавно стало известно, на смену американцу Майклу Скэнлану приходит германский дипломат Клаус Нойкирх. Директор Института социально-политических исследований и регионального развития Игорь Шорников изложил свою версию: с чем связана такая «уступка» Германии со стороны США?

«В лице Майкла Скэнлана американская дипломатия продемонстрировала высочайший класс работы. Усилиями теперь уже бывшего главы Миссии ОБСЕ в Молдове были достигнуты, пожалуй, лучшие результаты за последние 20 лет переговоров. За эти годы в процессе урегулирования молдо-приднестровских отношений случались головокружительные взлеты, которые неизменно оканчивались падениями. В результате появилось сотни две документов, подписанных представителями Молдовы и Приднестровья, большинство из которых не действует. Единственным исключением является Московский меморандум 1997 года, который, фактически закрепил за Приднестровьем статус равноправной стороны переговоров. Это до сих пор единственный международный договор, в котором прописаны права Приднестровья.

Для тех, кто следит за успехами переговорного процесса в 2017-2018 гг., не секрет, что его драйвером выступал именно Посол М. Скэнлан. Поначалу предпочитая оставаться за кулисами переговоров, к концу своего мандата глава Миссии уже не скрывал торжества – дело почти сделано, подписаны шесть протоколов, стороны последовательно выполняют договоренности, впервые за много лет вновь появилась перспектива перехода диалога уже к проблемам политического урегулирования молдо-приднестровских отношений.

Заставить пойти на компромиссы Тирасполь, наверное, было не так сложно. Приднестровье зажато между Молдовой и враждебно настроенной Украиной, дамокловым мечом нависает перспектива начала работы совместных молдо-украинских постов на приднестровской границе. В этих условиях у приднестровской дипломатии совсем немного пространства для маневра. При этом, если судить по текстам подписанных протоколов, Тирасполю удалось отстоять большинство своих позиций. По сути, главная уступка ПМР заключается только в том, что по мере исчерпания вопросов социально-экономической повестки переговорный процесс неумолимо приближается к пресловутой «третьей корзине» - обсуждению политических вопросов, в т.ч., как декларирует ОБСЕ, выработке «специального статуса Приднестровья в составе Молдовы». А этого приднестровским политикам допускать нельзя.

Политическое урегулирование хоть и маячит на горизонте, но до него пока еще далеко. А вот социально-экономические вопросы решаются уже сейчас. Выпускники Приднестровского госуниверситета становятся обладателями дипломов, которые признаются и на Западе, и в России; успешно решается проблема международного движения приднестровского автотранспорта и т.д. Очевидно, что Майклу Скэнлану пришлось приложить массу усилий для того, чтобы заставить Кишинев пойти на такие уступки. Гневная ругань Оазу Нантоя в адрес ОБСЕ – красноречивое подтверждение, что для политического класса Молдовы эти уступки представляются чрезмерными.

Так или иначе, но к концу своего мандата американский дипломат натянул тетиву переговорного процесса до предела. Вопрос в том, выстрелит ли она или порвется, как это уже не раз случалось? Для срыва переговоров есть, по меньшей мере, два фактора риска – совместные молдо-украинские посты на приднестровской границе, которые могут полноценно заработать в ближайшие месяцы, и предстоящие в Молдове парламентские выборы, способные запустить непредсказуемые сценарии развития внутриполитического кризиса в этой стране. И вот в такой ответственный момент Америка уступает Германии столь ценимый ею контроль над Миссией ОБСЕ в Молдове. Почему?

На взгляд специалистов Института социально-политических исследований и регионального развития, этим шагом США полностью обезопасили продвижение своих целей и интересов в регионе.

В случае срыва переговорного процесса, вероятность чего, по нашему мнению, весьма высока, Америка сохраняет свой авторитет в регионе как успешного переговорщика, ее позициям ничто не угрожает. А вот авторитету других спонсоров урегулирования, прежде всего России, которая традиционно воспринимается как адвокат Тирасполя, и Германии, в последние годы очень много сделавшей для успеха работы совместных экспертных групп Молдовы и Приднестровья, может быть нанесен определенный ущерб. Через год все потрясения окажутся позади, и Америка вернет себе контроль над Миссией, чтобы приступить к завершающему этапу многолетней работы по выдавливанию российского военного присутствия из региона.

В случае же успеха урегулирования США смогут пережить триумф Германии и России, поскольку тогда решение их стратегической задачи в регионе – ликвидации российского военного присутствия – кардинально продвинется. Кроме того, в случае, если успех урегулирования был бы достигнут самим Скэнланом или другим американским дипломатом, у американского истеблишмента появился бы новый повод говорить о сговоре по линии Путин-Трамп. Учитывая нынешний накал антироссийской истерии в Вашингтоне, для американского президента такой успех может оказаться совсем не к месту. Потому американской дипломатии стоило обезопасить своего президента. Пусть в «сговоре» с Путиным обвиняют Меркель, в нынешней ситуации для германского канцлера это может оказаться даже очень полезным.

В общем, как бы ни развивались дальнейшие события в отношениях Кишинева и Тирасполя, американская дипломатия предусмотрела, чтобы позиции США в молдо-приднестровском регионе оставались незыблемыми.

теги: ,

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Закладки Yandex

Оставьте свой отзыв

Loading...
Анонс последних новостей