Loading...
марта 12

Кавказ и Закавказье в последнее время все больше походят на перегретый котел. Неспокойно в Грузии. Бурлит Армения. Очень непросто обстоят дела в Азербайджане. Все противоречия вдруг разом обострились. Проще всего, разумеется, объяснять происходящее наличием внешних беспокоящих факторов. Так, к примеру, события в Армении кое-кто из комментаторов уже связывает с поддержкой, которую США оказывают Левону Тер-Петросяну и его партии, выступившей во главе беспорядков в Ереване.

Напомню, что армянская оппозиция не признала итоги президентских выборов 19 февраля, победу на которых по официальной версии одержал действующий премьер-министр Серж Саркисян (52 % голосов). Два дня спустя сторонники оппозиционного кандидата, первого президента Армении Левона Тер-Петросяна начали бессрочную массовую акцию протеста в столице. Через неделю акцию разогнала полиция: по официальной версии было убито восемь человек из числа демонстрантов плюс десятки раненых с обеих сторон. В Ереване ввели трехнедельное чрезвычайное положение и начали судебное преследование инициаторов беспорядков.

Однако поверхностное впечатление оказывается обманчивым. Ни США, ни ЕС отчего-то не поспешили принять сторону оппозиции. Все крупные игроки, включая Россию, поддержали не столько даже Саркисяна, сколько существующий порядок. Все слишком хорошо понимают, во что может обойтись малейшее потакание митинговой стихии на Кавказе и в Закавказье.

Между тем, митинговая лихорадка грозит охватить весь Кавказ. О кипящей Грузии, где народное недовольство вот-вот сметет ставшего крайне непопулярным «Мишико» Саакашвили, разыгравшего фарс «досрочных выборов» нечего и говорить. Но оппозиционные движения крепнут и в других государствах Кавказа, признанных и непризнанных. В той же Абхазии недавно прошел съезд оппозиционеров, притом – отнюдь не противников независимости республики.

Появление оппозиции, вообще говоря – нормальный, для любого демократического государства процесс. Более того, без нее, без оппозиции, то есть, и действующая власть, и государственные структуры в целом, начинают быстро разлагаться. Вопрос лишь в том, чтобы все противоборствующие стороны были готовы вести диалог в рамках закона, не прибегая к насилию, пусть даже и замаскированному под законные действия. Но это Кавказ… Традиция решать сложные вопросы простыми средствами тут очень сильна, а традиция уважительного отношения к мнению большинства в последние десятилетия сильно ослабела. И для того, чтобы кавказский котел не взорвался, ему необходима очень серьезная крышка, снабженная клапаном сброса давления. В роли такой «крышки» на сегодняшнем Кавказе и выступает Россия.

Действительно, другой силы, способной удерживать хрупкий мир в регионе, сегодня просто нет. США попробовали было порулить в Грузии, но пока терпят явный крах и молчаливо это сознают, прикидывая, как, по возможности, без шума и крови, снять с ниточки и упрятать в мешок, с глаз долой, не в меру, расходившуюся и позорящую своих режиссеров марионетку – президента Саакашвили, заменив ее более приемлемой фигурой. Россия же тем временем успешно стабилизирует кавказскую ситуацию. Правда, ее действия нередко истолковываются заинтересованными наблюдателями весьма произвольно. Последние события вокруг Абхазии – хороший тому пример.

Российское снятие экономических санкций с Абхазии – вовсе не равнозначно признанию Сухуми, пусть даже и частичному. Смысл происходящего совершенно иной: своим признанием Россия констатирует, что в Грузии сегодня ей не с кем разговаривать всерьез, не с кем предпринимать совместных усилий для стабилизации ситуации. В этой обстановке, чтобы не допустить взрыва, Россия вынуждена действовать сама, а чтобы действовать в одиночку ей, естественно, необходимо иметь нормальные экономические соотношения с Абхазией. Так что «экономическое признание» Абхазии Россией – прямое следствие твердолобого курса Тбилиси. Это прекрасно видят и покровители Саакашвили – недаром США почти не комментировали последние российские шаги. Все понимают: другого инструмента стабилизации «перегретого» Кавказа, помимо России, в настоящее время не существует.

Столкнувшись с фактором Косово, Россия не желает пока начинать «войну встречных признаний». Напротив, в Кремле пытаются не допустить окончательного краха существующей системы международного права. Иной вопрос – возможно ли еще это? Не зашла ли ситуация настолько далеко, что любые попытки спасения прежней международно-правовой системы уже утратили смысл?

Сергей Ильченко

Оставьте свой отзыв

Анонс последних новостей